Готические церкви Средневековья

Архитектура в Южной Галлии

By 2 июля 2019 No Comments

Письменные источники того периода времени, сообщают нам, что в Южной Галлии (как и в Галлии вообще) существовали иконы, писанные на деревянных досках и предназначенные для сугубого поклонения.19 В «Житии Отцов» (Vita Patrum) св. Григория Турского мы встречаем упоминание об «иконах» (латинское iconicas) Апостолов и других святых, расположенных в часовне преподобного Бракхио (ум. в 576). Более подробное упоминание об иконах VI века написанных на досках есть в «Славе мучеников» св. Григория (гл.22). В этой главе мы встречаем рассказ об одном еврее, который украл икону (латинское iconica или, в одной рукописи icona), что является впечатляющим свидетельством восточно -православной природы Галльской Церкви вообще, и Южной Галлии в частности. Вот что пишет Григорий Турский: «Вера, которая до сих дней сохранилась у нас, побуждает нас любить Христа такой любовью, что верующие, хранящие запечатленным в сердцах своих закон Его, желают также иметь написанный образ Его (в память о Его добродетели) на досках и в домах своих…» (латинское — imaginet in tabula pictam).  Это свидетельство замечательно тем, что волна иконоборчества, охватившая часть Галлии (и христианский Восток) в век Карла Великого, не имела в Южной Галлии широкого распространения. Однако вещественных свидетельств иконописи Южной Галлии, увы не сохранилось. Мы можем лишь предположить, что они были схожи с аналогичными иконами V-VI столетий, обнаруженными в Синайском монастыре, хотя возможно имели и свои особенности.

Итак, подводя итоги, мы можем констатировать тот факт, что к IV столетию христианская культура в Южной Галлии приобрела свои более-менее окончательные формы, соответствующие восточно — православной традиции Малоазийской Церкви. Внешние проявления христианской жизни: епархиальное устройство, монашество, храмовое зодчество и живопись, самостоятельность во взаимоотношениях с Римскими папами, все эти факты свидетельствуют об особом, своеобразном развитии христианской Церкви в Южной Галлии. Тесные торговые и культурные связи городов Южной Галлии с Малой Азией, Северной Африкой, Грецией и Балканами, а также глубоко укоренившаяся среди местного населения эллинистическая культура (вспомним «эллинистическую Галлию» Тацита), обусловили восточно — православный характер христианской культуры этого региона вплоть до Ш-’УП веков, а возможно и позднее. 2

Примерно с конца IV столетия в развитии культуры Южной Галлии начинает появляться новый «германский» элемент, обусловленный нашествиями варварских племен в пределы Римской империи. С 350 г. племена алеманов и франков все чаще вторгаются в Галлию, пытаясь поселиться в этом «благословенном» регионе. В течение ряда лет германцы «довольствовались» разграблением и разрушением городов в северо -восточной Галлии: Аргенторат (Страсбург), Неметы (Шпейер), Вангионы (Вормс), Могонциак (Майнц), Колония Агриппина (Кельн) и другие, были захвачены и превращены в руины. Император Юлиан вынужден был разрешить салическим франкам поселиться на землях империи в левобережье Рейна на правах федератов. Однако вскоре римляне подверглись сокрушительному вторжению племени готов, которым и суждено было сыграть наибольшую роль в падении Римской империи.

Согласно договору 369 г. между императором Валентом и вождем готов Атанарихом границей между империей и вестготами был признан Дунай. Однако нашествие гуннов, в 375 г. разгромивших остготскую державу Эрманариха, заставила оставшуюся часть готов искать убежища и защиты у римлян. Историк Аммиан Марцеллин, современник этих событий, описывая массу переселенцев-готов, сравнивает их с ливийским песком, поднимаемым ветром. Римские власти разрешили готам селиться в приграничных районах и обещали снабжать переселенцев продовольствием, в обмен готы должны были служить в римской армии. Однако римские чиновники не спешили выполнять свои обязательства, и среди переселенцев начался голод, воспользовавшись которым работорговцы стали скупать за продовольствие рабов (в том числе и готских детей). Все это вызвало восстание в 377 г., где на сторону готов перешли рудокопы золотых приисков Фракии и местное население. Остготы двинулись на Константинополь, в 378 г. в битве при Адрианополе (совр. Эдирне) разгромили римскую армию во главе с императором Валентом (причем сам Валент погиб). Однако взять г. Адрианополь и Константинополь остготы не смогли, встретив серьезное сопротивление. Оставаясь на Балканском полуострове около четверти века, остготы занимались грабежами городов и поселений. Устав от такого соседства правительство восточно-римской империи в 397 г. заключило мир с вождем остготов Аларихом, выплатив ему значительные денежные суммы и приложив дипломатические усилия дабы направить его племена в Италию.

В 401 г. остготы под предводительством Алариха вторглись в Италию и хотя римский полководец-вандал Стилихон нанес нанес ряд сокрушительных ударов готам в Северной Италии, однако остановить вторжение ему не удалось. Римляне вынуждены были дать согласие на поселение остготов в Иллирии, разрешив по -сути создать плацдарм для последующих вторжений Алариха в Италию. В 408 г. остготы вторгаются на Аппенинский полуостров, в ходе этого вторжения они дважды осаждают Рим и пополняют свои ряды беглыми рабами — варварами. Наконец, в 410 г. Алариху удается захватить «Вечный город» и разграбить его, что вызвало величайшее потрясение современников. Вскоре после этого Аларих умирает и готы, избрав нового короля — Атаульфа, продолжают свои опустошительные походы. В 412 г. по договоренности с равеннским правительством остготы вторгаются на богатые равнины Лангедока и Аквитании. Поочередно захватывая Нарбонн, Тулузу, Бордо, они в конце 413 г. достигли берегов Атлантики. В 414 г. Атаульф берет себе в жены родную сестру императора Гонория — Галлу Плацидию, захваченную вестготами во время разграбления Рима в 410 г., и с этого времени начинает формироваться первое варварское королевство на территории Римской империи. В 415 г. королем готов становится Валия, который, формально признав римский суверенитет, закрепил за вестготами земли в Приморской Аквитании, Гаскони, в Перигоре, Сентонже, Ангумуа, Пуату и тулузский Лангедок (416-418). Столицей Вестготского королевства стала Тулуза. Оба приемника Вали — Теодорих I (418-451) и Торисмуд (451-453), также не упускали случая воспользоваться обстоятельствами и увеличить свои территории. При короле Эйрихе (466-484) вестготы завоевали значительную часть Лузитании, Беатики и захватили Картахену. В 476 г. король вестготов Эйрих окончательно разорвал союз с Римской империей, захватив за несколько дней Арль, Марсель и все побережье до Альп, а также оккупировав провинцию Таррагона на Пиренейском полуострове. Так образовалось колоссальное королевство, именуемое Готией, простиравшееся от Гибралтарского пролива до эстуария Луары, и от Атлантического побережья до Альп, столицей которого стал г. Толедо.

Успех, достигнутый вестготами не мог не вызвать аналогичных попыток среди других варварских племен. И вот уже племена бургундов, захватив в 461 г. Лион делают его своей столицей, и на двадцать лет оккупируют долину реки Роны и ее притоков. Вслед за бургундами король франков Хлодвиг в 481 (или в 482) г. вместе со всем народом начинает движение на юг. В 496 г. Хлодвиг изгоняет алеманов из центральной Галлии, заселяя ее территорию, и упорно продвигаясь на юг вступает в войну с вестготами. В 507 г. Франки одержали победу над вестготами в битве при Вуйе (северо -западнее Пуатье). Король вестготов Аларих был убит, а его армия бежала, что позволило франкам занять почти всю южную Галлию, кроме средиземноморского побережья — Нижнего Лангедока и Прованса. В «Истории франков» Григория Турского этот поход воспевается в восторженных тонах, поскольку вестготы придерживались арианства, а крестившийся в 496 г. Хлодвиг, был православно -ортодоксального вероисповедания и рассматривался как освободитель от ига еретиков — ариан.22 Итак, шаг за шагом, в течение полувека, большая часть римской Галлии оказалась в руках варваров: вестготов, бургундов и франков, которые сумели создать самостоятельные королевства, положив тем самым основание новому периоду европейской истории, известному как Средние века.

В «Словаре французского языка» (Dictionnari de la langue francaise) Эмиля Литре

(1801-1881) о прилагательном «романский» (roman) говорится: «Романским называется язык, будто бы занимавший промежуточное положение между латынью и происшедшими от нее языками, но который как таков ой в этом смысле не существовал. В настоящее время романскими называют языки, развившиеся из латыни. Главные из них — четыре: французский, итальянский, испанский и провансальский». (цит. по: Пьер Декс. Семь веков романа. М., 1955, с.27.). Поэзии и языку трубадуров приписывается преимущественно лемузенское происхождение. Маркиз Сантильяна, писатель XV века, повторяет выражение Нуньеса де Лианьо, португальского историка, о подражании поэтам «Оверни и Лемузена» (Baret. Expagne et Provence, etudes sur la literature du midi de l’Europe. 1857; p.54). Под именем лемузенского подразумевался также и валенсийско-каталонский язык. (цит. по Осокин Н.А. История Альбигойцев и их времени. М., 2000). Благодаря тому, что Южная Франция так и не достигла национальной консолидации, для обозначения языка, литературы и территории этого неосуществившегося государства уже начиная со средних веков, употреблялись различные наименования, самыми популярными из которых были производные от латинского provincia: «провансальский», «Прованс» и т.д. В специальной литературе,

посвященной исследованию истории и культуры Южной Франции, часто употребляются наименования «Окситания», а язык называется «старопровансальским», во избежание смешения с ныне существующим новопровансальским языком. Географический термин «Прованс» употребляется в его узком значении — как название графства Прованс, входившего в состав древней Окситании. (см.: Сборник. Поэзия трубадуров. Поэзия миннезингеров. Поэзия вагантов. И., 1974, с.505.).

Данное название Массалия, употребляемое не только для обозначения античного города Марселя, но и для территории охваченной влиянием греческой -фокейской колонии в Южной Франции, взято из работ одного из крупнейших антиковедов Франции, создателя т.н. «Безансонской школы» историков, Пьера Левека: «Первые цивилизации» (1987), «Греческие приключения»

(«L’aventure grecque») (1964), «Эллинистический мир» (1989). Значение «Безансонской школы» в современном антиковедении Франции, можно сравнить со значением, которое сыграла школа «Анналов» в развитии истории феодализма.

Гай Марий, выходец из незнатной семьи г. Арпина в Лации. Обладая незаурядными талантами, дослужился из простых солдат до чина «легат» (командир легиона) в Нумидийской армии Квинта Цецилия Метелла, во время т.н. Югуртинской войны (111-105 гг. до н.э.). Воспользовавшись недовольством К.М.Метеллом в Риме, Гай Марий устроив беспорядки в армии, добился своего назначения консулом на 107 год и командующим армией в войне с нумидийским царем Югуртой. Перед отплытием в Африку, Марий набирая подкрепления, впервые допустил в армию добровольцев из числа простолюдинов, не входивших в цензовые списки. Это явилось важным шагом на пути превращения полисного ополчения в профессиональную армию. Несколько позднее Марий реформировал структурные подразделения легиона: центурии и манипулы, создав когорты, как самостоятельные тактические единицы легиона. Когорта теперь состояла из трех манипул по 200 солдат, а манипулы делились на центурии. Ранее ни манипул, ни центурии этим качеством не обладали, а имели значение только, как часть легиона. Отныне они становились воинскими подразделениями, подобно современным батальонам и ротам. Когорта же, могла решать самостоятельные тактические задачи как в рамках легиона (или группы легионов), так и в качестве самостоятельной боевой единицы (подобно полку). В январе 104 года Марий удостаивается «триумфа», в котором пленный царь Нумидии шел за колесницей победителя. В 113 г. до н.э. на севере Италии впервые появляются германцы: племена Кимвров и Тевтонов, которые наносят ряд поражений римской армии. В 105 г. в сражении при Араузионе германцы наголову разбивают одну из римских армий и начинают расселяться по территории Италии и Южной Галлии. В этой ситуации Гай Марий получает диктаторские полномочия и в течение пяти лет подряд избирается Консулом. В 102 г. до н.э. в битве при Аквах Секстиевых (Экс- ан-Прованс) Марий наголову разбивает тевтонов, а на следующий год при Верцеллах фактически уничтожает кимвров. Остатки этих германских племен были проданы в рабство. В 100 г. Марий в шестой раз избирается консулом, однако с окончанием войны отпала необходимость в особых полномочиях и Марий, проиграв политические интриги надолго, отстранен от большой политики. Однако начавшаяся в 91 г. до н.э. Союзническая война (91 -89), между италиками и римлянами, а затем и война с Митридатом VI Евпатором, вновь позволила Марию выйти на политическую арену. Воспользовавшись походом своего противника Суллы против Митридата в 87 г., Марий и его сторонники входят в Рим и устраивают страшную резню своих противников в 86 г. до н.э. Однако в этом же году Гай Марий умирает, и власть достается его противнику Сулле. Марианская диктатура представляет собой первый опыт военной диктатуры в Римской республике. Марий явился первым политиком нового типа, не связанным с традиционными политическими силами, и опиравшийся на лично преданных ему ветеранов и разнородную по составу личную партию. Именно Марий «указал» путь к режиму личной власти Гаю Юлию Цезарю. (см.: Егоров А.Б. Римская республика с середины II в. до 31 г. до н.э./История Древнего мира. Упадок древних обществ. М., 1989, с.29-33.).