Минимализм и необычная архитектура

925

Различия между стилями «супердатч» и «швейцарской коробки» не имеют абсолютного характера, что доказывают произведения Херцога и де Мейрона или проекты, периодически осуществлявшиеся в сотрудничестве с ОМА Рема Кулхааса. Можно указать и на другие связи: Майк Іойер (Іигон/Гойер) работал с ОМА, а швейцарская EM2N демонстрирует прочную связь с традициями «супердатч».

В 1990-е годы и в других странах Европы некоторые архитекторы придерживались концептуальных подходов, напоминающих о модели «супердатч», хотя она не во всех случаях служила д ля них непосредственным источником их идей. Эта концептуальная программа повлияла на деятельность польской компании KWK Promes, «Студио нон-стоп» в Боснии и Герцеговине, ряда архитекторов из Эстонии и Хорватии, датской Plot (в 2006 году она разделилась на JDS и BIG) и «Себра», Мансильи-Тунона в Испании, французских фирм «Периферик» и «Лакатон и Вассал».

Подобным же образом и ассоциирующийся с Швейцарией минимализм форм нашел отклик в других европейских странах в работах таких архитекторов, как Тони Фреттон, Давид Чип- перфилд, Карузо Сент-Джон и Джон Посон в Британии; Роббрехг и Даем, Де Смерт Вермёлен, AWG и «Офис Керстен Геере Давид Ван Северен» в Бельгии; «Баумшлагер Эберле» в Австрии; Карлос Ферратер, Абалос и Эррерос в Испании; Эдуарду Соуту де Моура в Португалии; Клаус эн Каан, Як. Де Брауэр в Нидерландах; «Хильд и К» в Германии. За разработанными ими простыми формами стоял широкий спектр идей.

Иногда минимализм возникает как результат процесса абстрагирования, когда форма вырабатывается «из ничего»; в других случаях она является вследствие отсечения лишнего от чего-то изначально данного. Часто бывает, что цель такого отсечения состоит в том, чтобы дать пространство для повседневности. Архитектура здесь необычна по своей природе, но не кажется чем-то особенно исключительным, если согласуется с общепринятыми представлениями, когда ее формы достаточно умерены, чтобы не контрастировать с окружающей обстановкой.

Это не первый случай, когда архитекторы ищут обыкновенное в исключительном и исключительные качества в обыкновенном. Эта непрерывная нить тянется из конца девятнадцатого столетия, а именно от тяги к изучению местного фольклора, к традиционализму межвоенных лет и интересу к обыденности, который проявляют Элисон и Питер Смитсон и их окружение. Но сейчас больше чем когда-либо прежде тяга к обыкновенному представляется реакцией на провокативное возникновение большого количества необычной архитектуры.

Эти исключительные архитектурные проекты осуществляются в разных странах Европы с неодинаковой интенсивностью или частотой, но они широко представлены во многих регионах континента и во многих случаях в значительной степени определяют облик городов. Такая архитектура, безусловно, формирует характер и идентичность производящих ее обществ. Но столь же, безусловно, в некоторых регионах в немалой степени подчиняется закону ослабевания реакции, и оттого ее влияние сокращается.