ЖИЛОЙ КОМПЛЕКС ДЛЯ СЛУЖАЩИХ ФИНЛЯНДСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГИ

В 1870 г. был открыт пятый петербургский вокзал — Финляндский. Уже в 1880-х гг. с восточной стороны станции гражданский инженер А. Р. Гешвенд построил дома для персонала железной дороги (ул. Комсомола, 35). Новый жилой комплекс, предназначавшийся для «низших» служащих, был осуществлен «Архитектурно-строительной конторой Ф. Ф. Миритц и И. И. Герасимов»154. Он замкнул с севера пространство привокзальной площади и стал ее главным акцентом, более весомым, чем невысокое здание самого вокзала (ныне от первоначального станционного сооружения, построенного П. С. Купинским, остался лишь небольшой фрагмент).

Авторы проекта стремились создать благоустроенное и экономичное жилище. Они отказались от строго периметральной застройки, расположив на участке три отдельно стоящих корпуса: два симметричных, Г-образных в плане — снаружи и один прямоугольный — внутри. Со стороны железнодорожных путей, в разрыве между корпусами, сделан неглубокий курдонер с площадкой для игр. Комплекс был рассчитан на 20 двухкомнатных и 63 однокомнатные квартиры. Размеры комнат — от 22-х до 33 кв. м при одинаковой высоте этажей 3,35 м. Межэтажные перекрытия, лестницы, внутренние переборки и балконы выполнены из железобетона (совместно с фирмой «Вайс и Фрейтаг»). Особое внимание было уделено бытовым удобствам и гигиеническим качествам жилья. Каждая квартира имела кладовую в подвале и помещение для сушки белья на чердаке, балконы лестниц служили для чистки белья и мебели, в кухнях были проведены мусоропроводы. Центральное пароводяное отопление поставила фирма Ф. К. Сан-Галли.

Раздельная постановка корпусов и устройство малогабаритных квартир, чередование на фасадах открытой кирпичной кладки и цементной штукатурки, введение ризалитов и щипцов — все это свидетельствовало о восприятии опыта строительства Гаванского рабочего городка. В то же время архитекторы обратились к приемам «северного» модерна, достигшего к тому моменту своего зенита. Возможно, такая ориентация была отчасти связана с географическим направлением Финляндской железной дороги. Более ранний проект этих авторов на ту же тему — дома для низших служащих фирмы Ф. К. Сан-Галли (1905)155 — выдержан в формах югендстиля, смешанного с мотивами барокко, то есть в стилистике, родственной работам В. В. Шауба. В период постройки комплекса у вокзала они имели собственные ломки серого финляндского гранита и контактировали с зарубежными предприятиями и фирмами, в том числе со скандинавскими деловыми кругами и строителями. В 1908-1909 гг. контора Миритца и Герасимова возвела Центральную телефонную станцию Шведско-датско-русского телеграфного общества в Москве, в проектировании которой участвовал видный шведский архитектор И. Г. Класон. Это сооружение высотой 48,5 м, с железобетонным каркасом, рекламировалось как самое высокое здание Москвы156.

Жилые корпуса Финляндской железной дороги пластичны по массам, активны по силуэту. Четырехэтажные фасады расчленены на три яруса и завершены высокими кровлями и щипцами. Цоколь сложен из огромных гранитных блоков, темная штукатурка оттеняет нижний ярус, два средних этажа выделены насыщенным по цвету красным кирпичом, а верхний этаж благодаря светлой окраске кажется более легким. Иллюзия ярусного построения и облегчения масс, разнообразные формы и группировка окон помогают преодолеть однородность внутренней структуры. Главные вертикальные элементы композиции — ризалиты со срезанными углами, переходящие в щипцы, дополненные миниатюрными башенками. Здесь вновь проявился интерес «северного» модерна к средневековому, в частности, крепостному зодчеству. Группа фигурных колонок в центре южного фасада напоминает аналогичный мотив построек Л. Сонка.

По сравнению с лучшими образцами «северного» модерна, этому комплексу недостает пластической свободы, живой игры масс. Общее построение подчинено жесткой симметрии; членения строго прямолинейны, рисунок деталей суховат. Зато при экономичной рациональности постройки ей свойственны солидная монументальность и декоративная выразительность, достигнутые лаконичными средствами — прежде всего, цветовой гаммой, заостренными силуэтами и крупными объемными элементами. Архитекторы уделяли должное внимание внутриквартальной среде. Во дворах достаточно света и воздуха. Обращенные в них фасады с выступами лестничных клеток, балконами и широкими окнами строго функциональны и интересны по компоновке форм.

Предполагалось, что комплекс будет расширяться в западном направлении. Но этого не произошло, окружающая территория осталась незастроенной, а тыльная западная сторона корпусов оказалась открытой к площадке перед павильоном метро и к Боткинской улице. На одном из брандмауэров в 1960-х гг. установлена крупная мозаичная композиция «Человек и космос» работы художницы В. А. Аноповой.