ЖИЛОЙ КОМПЛЕКС БАССЕЙНОГО ТОВАРИЩЕСТВА СОБСТВЕННИКОВ КВАРТИР

СЕРЫЕ громады домов Бассейного товарищества занимают большую часть квартала. Между ними проходит широкий внутренний проезд. Он образован двумя курдонерами, сочлененными под прямым углом. «Очень интересный по общим массам» этот комплекс первенствовал по масштабности замысла среди крупнейших петербургских домов той поры, «скомпонованных как целые куски города»221. Многоэтажные корпуса, обращенные на три улицы и к саду «Прудки», составляют единый ансамбль, который играет важную градоформирующую роль222.

Издали дома кажутся гигантскими монолитами. Пластически мощная композиция полна суровой романтики и в то же время строго функциональна. С разных точек раскрываются многообразные сочетания крупных объемных форм: выступов и уступов, эркеров, мансард и щипцов. Угловые звенья выделяются повышенной динамикой и остротой силуэта. На фасадах, покрытых терразитовой штукатуркой, разбросаны скульптурные рельефы. По богатству иконографии и мастерству стилизации они принадлежат к интереснейшим образцам декоративной пластики нового стиля. Ансамбль Бассейного товарищества знаменует завершающий фазис «северного» модерна. Свойственные этому направлению экспрессия и динамизм живописно-пластической композиции здесь соединены с регулярной упорядоченностью структуры, геометризацией архитектурной лексики.

Комплекс на Бассейной улице явился самым значительным опытом кооперативного строительства предреволюционной поры. Устройство собственного (не наемного) жилья на средства коллективного заказчика могло помочь, как писал А. И. Зазерский, «избавиться от квартирной нужды», во многом связанной с тем, «что дело постройки жилых домов находится всецело в руках капиталистов, а не лиц, непосредственно нуждающихся в квартире»223. Первое Общество собственников жилищ было учреждено в Петербурге в 1903 г. Вслед за небольшим деревянным домом в Нарвской части Обществом был осуществлен пятиэтажный дом на 52 квартиры на Кавалергардской улице, 3 (1909-1910) 224. Проект его разработал гражданский инженер И. И. Бургазлиев. Облицованный кирпичом фасад с эркером на средней оси характерен для строгого зрелого модерна.

С энтузиазмом воспринял новое начинание гражданский инженер Алексей Зазерский, организовавший в 1909 г. Товарищество для устройства постоянных квартир. В 1910-1911 гг. он построил на углу Большой и Малой Посадских улиц, 1/10, пятиэтажный дом на 20 квартир225. В число совладельцев- пайщиков вошли инженеры А. Г. Коган и Ф. О. Тейхман, с которыми он сотрудничал при проектировании сооружений для городского трамвая, известный мостостроитель А. П. Пшеницкий, инженеры П. Н. Вознесенский, П. П. Дмитренко, П. П. Лызлов и другие. Здание, расположенное на остроугольном участке, отличается компактностью объема, мягкой пластикой форм, сдержанностью рисунка фасадов и удобством планировки. Дом имел новейшее оборудование: лифты, водяное отопление, «горячий водопровод», вакуумный пылесос. (Сам Зазерский жил здесь вплоть до своей кончины во время блокады226.)

В начале 1910-х гг. в столице образовалось несколько жилищных кооперативов. С именем Зазерского связано возведение крупных домов для квартирохозяев на набережной Карповки, 19 (1912-1913), Каменноостровском проспекте, 73-75 (1913-1914, с И. И. Яковлевым), нынешней улице Комиссара Смирнова, 15 (1913-1916, с В. В. Старостиным, достроен в 1920-е гг.). Эти здания различаются по стилевому характеру, но имеют общую схему генерального плана: пространственным ядром служит открытый парадный двор — курдонер.

В январе 1912 г. группа учредителей Бассейного товарищества собственников квартир во главе с Алексеем Зазерским и многоопытным академиком архитектуры Эрнестом Виррихом (строителем Политехнического института и универмага Гвардейского экономического общества — ныне ДЛТ) приобрела у лейб-гвардии Преображенского полка обширный земельный участок между Бассейной (Некрасова) улицей, 58 и 60, Греческим проспектом, 10 и 12, Фонтанной улицей, 3 и 5, и Виленским переулком, 17227. Дуэт зодчих оперативно представил проект228, и весной 1912 г. начались строительные работы.

Авторы нашли оригинальное пространственно-планировочное решение. Основа генерального плана — внутриквартальный Г-образный проезд шириной 11 саженей, который называли «собственной улицей» или «проспектами». Это комбинация двух курдонеров, которые ведут от Бассейной улицы и Греческого проспекта и смыкаются в глубине участка. На стыке их расположена уютная внутренняя «площадь» со сквером. Окаймленный рядами деревьев проезд отделяет от остальных корпусов угловой дом (№ 60/10), занимающий «островное» положение. Первоначально весь массив состоял из 1-го и 2-го Бассейных товариществ. Планировалось поделить его на восемь изолированных частей, последовательно присоединяя со стороны Фонтанной улицы и Виленского переулка сблокированные друг с другом дома.

Продумывая целостную организацию сложного комплекса, Виррих и Зазерский опирались на предшествующий опыт активного овладения внутриквартальным пространством (работы Ф. И. Лидваля, С. П. Га- лензовского и др.). Г-образный проезд сквозь участок одновременно был проложен московскими архитекторами В. В. Шервудом, И. А. Германом и А. Е. Сергеевым в жилом комплексе «Соляной двор» (ул. Солянка, 1). Открытые дворы и проезды обеспечивали взаимосвязь пространств, содействовали распространению черт репрезентативной застройки вглубь квартала, становились как бы ответвлениями улиц, но более тихими и камерными, лишенными беспокойной суеты.

Эффективный и рациональный план Бассейного товарищества Включал также систему замкнутых дворов. Как обычно, они имеют за- пады в углах, что позволяло осветить больше помещений. Во дворы-колодцы выходят лестничные клетки и второстепенные помещения, а лучшие комнаты ориентированы на улицы и в широкий внутренний проезд. Квартиры в три-семь комнат решены в традиционной анфиладно-коридорной планировке. Территория углового дома № 60/10 поделена изнутри крестообразными корпусами на четыре двора. Посередине, на скрещении ветвей, размещен лестнично-лифтовой узел, который обслуживает по восемь квартир на каждом этаже. Введение общей для пересекающихся флигелей вертикальной коммуникации давало экономию полезной площади. Такой тип многолучевой секции (одними из первых его разработали М. С. Лялевич и М. М. Перетяткович в конкурсном проекте доходного дома А. Н. Перцова) получил продолжение в строительстве недавнего времени229.

Этот угловой дом был окончен в первую очередь — к осени 1913 г. Сооружение всего массива продолжалось в течение 1914 г., но из-за военных и революционных событий так и не было полностью завершено. Корпуса на углу Фонтанной улицы и Виленского переулка достраивались уже в 1927 г. в нейтральных формах упрощенного кон- структивизма (это первая осуществленная работа выдающегося ленинградского архитектора Е. А. Левинсона) 23°. За исключением этой части планировочный замысел Вирриха и Зазерского был реализован почти без изменений. Иначе обстояло дело с внешним обликом домов.

Фасады в утвержденном проекте Вирриха и Зазерского 1912 г. носили ретроспективную окраску. Введение ордерных элементов, четкость ярусных членений и вертикальных осей, обращение к мотивам раннего петербургского барокко отразили принципиальную смену вех в столичной архитектуре, повернувшей в русло неоклассики и родственных ей неостилей. Но вопреки этой генеральной линии эволюции петербургского зодчества проект был переработан в духе «северного» модерна. Это привело к некоторым коррективам в объемной композиции, резкому оживлению силуэта. Однако коренная трансформация образно-стилевого решения ансамбля практически не затронула пространственно-планировочную структуру. Данный случай лишний раз свидетельствует об относительной независимости внешней стилистики от структурной организации, хотя и противоречит постулату модерна о внутреннем единстве планировки, композиции и образа.

Возможно, изменение проекта было связано с привлечением к работе лидеров «северного» модерна Н. В. Васильева и А. Ф. Бубыря. Документально их участие не подтверждено, но в пользу этого говорят прежде всего узнаваемые особенности почерка обоих мастеров, а также иные свидетельства231. Авторы первоначального замысла, на которых возлагалось ведение строительства, имели право подбирать сотрудников 232. Васильев был одним из соавторов Вирриха по универмагу Гвардейского экономического общества, а часто работавший с ним Бубырь — однокурсником и товарищем Зазерского. Естественно предположить, что именно Николай Васильев и Алексей Бубырь создали окончательный вариант, намного более выразительный, чем утвержденные фасады.