Влияние архитектурно-планировочных средств

598

Все видимые формы открытых пространств воплощаются в постройках, памятниках, элементах ландшафта, произведениях дизайна, которые реализуют утилитарно-практические функции города. Но формируют среду и такие материальные компоненты, которые попадают сюда не по законам необходимости, а в порядке свободного выбора зодчего или даже случайно.

В перечень архитектурно-планировочных средств формально не входит собственно пространство, свойствами которого в первую очередь пользуется архитектор. Трудность прямого показа в проекте самой пространственной структуры заставляет подменять это изображение ее материальными спутниками, архитектурными объемами или поверхностями .

Каждая из указанных групп содержит индивидуальные, разработанные по специальному заданию произведения, типовые индустриально изготавливаемые объекты, сооружения ограниченного повторного применения, но степень индивидуальности их проектирования неодинакова для разных групп. Большинство произведений монументально-декоративного искусства не повторяются, исключение составляют специальные серии эмблем, памятных знаков; в группах дизайна и оборудования повторяющиеся и типовые элементы составляют основу; степень индивидуализации архитектурных сооружений определяется их значимостью, массовостью применения.

Многие виды оборудования, информационные устройства рассчитываются на временное применение, имеют сборно-разборные конструкции, тогда как большинство архитектурных сооружений, их деталировка выполняются капитально .

Влияние архитектурно-планировочных средств на эмоциональный строй городской среды различно — от «монументализации» пространства, фиксации его структуры, границ, до повышения его декоративных качеств, усиления яркости, цветности, живописности . Как правило, задача стабилизации пространственных построений принадлежит зданиям и сооружениям, тогда как усиление эффектов живописности и яркости отводится формам дизайна, оборудования, ландшафта, но в конкретных ситуациях эти роли могут перемениться.

Особенно важно, что в городской среде архитектурно-планировочные средства разных групп применяются в выборочных комбинациях в зависимости от возможностей и задач работы, свойств самих средств. Поэтому в каждом отдельном случае перед проектировщиком стоит серьезная проблема — максимально используя сильные стороны средств, обязательных при решении вопросов, поставленных заданием, дополнить их, по возможности, другими, наиболее подходящими для достижения высокого архитектурно-художественного эффекта.

Актуальность вопроса о принципах сочетания тех или иных архитектурно-планировочных средств в композиции городской среды хорошо раскрывается примерами недавней истории нашего градостроительства. В 20-е годы XX века на смену изощренному декору относительно простых по объему доходных домов и гостиниц, стеной выстраивавшихся вдоль улиц и переулков города, пришел аскетизм пластики ограждающих конструкций, контрастирующий со скульптурностью, динамикой объемно-пространственных построений, противопоставлением больших плоскостей стекла и бетона крупной пластике ризалитов, курдонеров, выступающих лестничных клеток. Сороковые годы прошлого века возродили интерес к архитектурной пластике в ее традиционных «штукатурных» формах, в 1970-е вернулась эпоха упрощений, скрашенных поиском в области фактуры, цвета стеновой поверхности. Одновременно трансформировалась роль «большой» архитектурной формы — орнамент восполнял однообразие впечатлений от плоскостных фасадов, ограниченные эстетические возможности отдельного здания предполагали компенсацию в живописности строения площади или квартала. Принципы отбора архитектурных форм зависели от широты палитры других архитектурно-планировочных средств: обильная деталировка фасадов начала века связана с относительной бедностью озеленения, оборудования, средств визуальной информации в среде города, кроме таких исключений как крупнейшие торговые улицы, буквально перенасыщенные рекламами и вывесками. Периоды отказа от мелкой пластики совпадали с активным обращением к ландшафтной архитектуре, дизайну.

В жизни эта последовательность соблюдается не всегда.

Например, гигантские «клешни» упирающихся в собор колоннад (первая группа средств) — ведущий мотив площади Св. Петра в Риме, тогда как фонтаны, обелиск и мощение площади скорее противопоставлены этому мотиву. Пластика фасадов ул. Росси в Ленинграде (третья группа средств) — самая запоминающаяся тема этого ансамбля — работает при спокойном силуэте застройки и почти полном отсутствии иных архитектурных компонентов. Парки, бульвары обязаны своим обликом ландшафтным компонентам, группирующимся вокруг плоскостных сооружений (вторая группа средств) и произведений монументально-декоративного искусства (четвертая группа), выставочные комплексы сформированы произведениями дизайна и визуальной информации. Разные по строению, масштабу, назначению, этапу развития городские интерьеры требуют решения присущих им архитектурно-художественных задач самыми различными средствами и способами .

Следовательно, назвать задачу архитектурного решения означает ограничить набор архитектурных средств для ее реализации, выбрать главное среди них и таким образом установить область преимущественной концентрации творческих усилий. Но разрешается проблема отбора далеко не просто, слишком расплывчата зависимость между критериями выбора и факторами формирования городского пространства.

Даже относительное сходство размеров и укрупненных городских функций не может служить базой одинакового ранжирования архитектурно-планировочных средств. Сравним три близкие по масштабу линейные образования: проспект Калинина (Новый Арбат), ул. Разина (ныне Варварка) и Тверской бульвар в Москве . Все три — интенсивные транспортные магистрали с большим количеством общественных зданий, для их посетителей планировочно в каждом объекте выделено специальное пешеходное пространство; они имеют несколько разных по воздействию на зрителя осей движения, а высотность их ограждений заставляет делить зрительные впечатления по вертикали на зоны с характерным набором воспринимаемых элементов — «партерную», «среднюю» и «высокого» горизонта.

Сопоставляя эти впечатления, можно довольно уверенно назвать в каждом случае ведущие и дополнительные группы архитектурно-планировочных средств данного пространства.