Урбанизация архитектуры

1102

Хотя индустриальная революция оставила глубокие следы на европейском ландшафте и отразилась на облике городов, лишь в немногих странах основным потребителем рабочей силы была промышленность. Такова была ситуация в Англии, начиная с 1821 года, в Бельгии после 1880 и в Швейцарии после 1888 года, зато в Германии промышленность, включая строительную и добывающую, не являлась крупнейшим (по показателям занятости населения) сектором экономики до 1907 года. Во многих странах, таких как Албания, Дания, Финляндия, Греция, Нидерланды, Норвегия, Испания, Югославия, промышленность так и не стала ведущим сектором экономики. Несмотря на то, что девятнадцатый век нередко называют веком индустриализации, в полной мере промышленность достигла расцвета только в двадцатом веке. Если не считать Англии, где доля населения, занятого в промышленности, достигла наивысшего уровня перед Первой мировой войной (52% всей рабочей силы в 1911 году), то большинство европейских стран вышли на пик промышленного развития лишь после Второй мировой войны, между серединой 1960-х (Нидерланды и Швеция, более 40% в обеих странах) и серединой 1980-х годов (37% в Португалии в 1982 году и 46% в Болгарии в 1987 году). Хотя общая направленность миграции населения из сельской местности в города имела место, во многих странах Европы еще долгое время сохранялось преобладание сельского хозяйства. Вскоре после окончания Второй мировой войны во многих странах — в Албании, Болгарии, Венгрии, Греции, Испании Латвии, Литве, Польше, Румынии, Советском Союзе, Финляндии, Эстонии и Югославии большая часть трудоспособного населения по-прежнему оставалась в аграрном секторе. В Португалии, Италии и Ирландии в аграрном секторе трудилась почти половина рабочей силы, а в Австрии, Чехословакии, Франции и Норвегии этот показатель все еще составлял больше одной третьей части.

По данным на 2000 год, половина населения земного шара проживает в городах. В крупных регионах Европы так обстоят дела намного дольше. Многие европейцы жили и продолжают жить в относительно небольших городах, многие из которых расположены на небольшом расстоянии от соседних городов. Помимо немногих действительно крупных городов (прежде всего это Стамбул, Москва, Лондон и Париж), в Европе мегаполисов нет, во всяком случае, таких, которые могли бы равняться с городами-гигантами Азии и Южной Америки.

Процесс урбанизации в Европе проходил неравномерно. Все города различаются размерами, географическим положением, климатическими условиями, особенностями населения и экономики. Различия бывают очевидны даже тогда, когда города разделяет небольшое расстояние. Роттердам не похож на Гаагу, Гент — на Брюгге, Франкфурт — на Мангейм, Вена — на Братиславу. Тем не менее, с конца девятнадцатого века в различных городах наблюдаются сходные процессы, такие, например, как возникновение новых районов вокруг исторических центров, что во многих случаях влечет за собой уничтожение защитных валов и городских стен. Освобождавшееся пространство использовалось для строительства не только новых зданий, но и кольцевых автодорог, объездных путей, что было составной частью программ реконструкции и расширения транспортных сетей. Для этого опять-таки требовалось сносить дома в центральных районах городов, чтобы освобождать пространство для строительства новых трасс или для расширения существующих.