Творчество Растрелли

676

Мастерство Растрелли как архитектора формировалось под воздействием традиций русского зодчества конца XVII в. и русской архитектурной школы 1720—1730 гг. Вместе с тем Растрелли был хорошо знаком с современной ему зарубежной архитектурной практикой. Творчество Растрелли отражает эстетические идеалы времени, а праздничный и торжественный облик произведений зодчего наиболее ярко характеризует стилистический этап барокко в развитии русской архитектуры.

С 1747 г. Растрелли работает над перестройкой дворца в Петергофе, природные условия диктовали здесь иную, чем в более ранних дворцах, композицию и другой планировочный масштаб дворца — с большой протяженностью фасадов. Дворцы в Рундале и Петергофе характеризуют ранний период творчества Растрелли. В композиции боковых павильонов Петергофского дворца можно видеть творческую переработку архитектурного наследия Москвы предшествующего времени. В интерьере петергофского дворца зодчий использует мотивы рококо при простых планировочных формах дворца, что и в дальнейшем станет характерной чертой растреллиевской трактовки интерьера. В этом проявилось отчасти значение классической основы творчества мастера и влияние зодчества петровского времени.

К 1752—1757 гг. относятся работы Растрелли по перестройке дворцового комплекса, созданного ранее Андреем Квасовым в Царском Селе. Уже в первоначальной постройке дворец выделялся значительной протяженностью, главный вход в него располагался в центре общего симметричного построения. При перестройке дворца Растрелли осуществляет принципиально новый замысел — протяженность сооружения выступает как главное композиционное начало построения архитектурного объема дворца, так как продольная ось здания представляет собой основную пространственную координату в его плане и фасаде. Протяженность анфилады парадных помещений служит ведущим художественным началом в архитектуре парадного интерьера дворца.

Монументальный объем Царскосельского дворца — архитектурная доминанта всего дворцово-паркового ансамбля; симметричная осевая система портиков и мотив непрерывной колоннады «галерей» вдоль всего здания как бы закрепляют в фасаде дворца основные пространственные координаты генерального плана регулярного парка. Ордерное «великолепие» дворца проявилось в богатстве ритмических модуляций ордера при строгости общей композиции ордерной системы фасада. Ее тектоническая осмысленность, ясность ордерных членений и цвет стали средством, выявляющим мощную ордерную пластику фасада, а многочисленная скульптура — как бы элементом ордера в фасаде дворца, усиливающим эмоциональность его архитектурного облика.

Основу внутренней планировки дворца составляет регулярная, симметрично-осевая композиция анфилады парадных помещений дворца. Многочисленные залы дворца, имеющие богатое и своеобразное убранство, представляют собой звенья единого анфиладного пространства парадного интерьера и выявляют гигантский масштаб ее протяженного пространства. Вместе с тем впечатляет простота и четкость общего построения пространства анфилады, прямоугольность очертания залов, ясность их пропорций. Пластическое богатство декоративной отделки залов достигнуто с помощью деревянной позолоченной резьбы — основного средства отделки залов дворца, что отвечало художественным традициям русского зодчества конца XVII и начала XVIII в.