Соединение архитектурных мотивов

427

Доминантой конкретного пространства может стать сооружение, расположенное вне его пределов — над площадью Свободы в г. Владимире господствует ансамбль Успенского собора, удаленный от нее на 150 м. Часто, особенно в перетекающих городских пространствах, доминанты одного интерьера могут стать акцентом другого. Бывает, что доминанта образуется комплексом сооружений, как на Капитолии в Чандигархе, где здание секретариата (Дворца Министерств) и парламента (Дворца Ассамблей) работают в неразрывном противопоставлении объемов, практически одинаковых по массе и степени пластической насыщенности. В развитых пространствах высшей категории доминирующие элементы образуют сложные системы. Например, центр С.-Петербурга содержит такие архитектурные символы города, как Адмиралтейский и Петропавловский шпили, Биржу, Исаакиевский собор, Зимний Дворец, ставшие базой формирования единой цепи самостоятельных ансамблей.

Художественная структура — явление многоуровневое, как и архитектурное пространство вообще. Для площади Свободы в целом доминантой является Успенский собор, для той ее части, которая примыкает к Дому офицеров — памятник 850-летия Владимира, а ближе к Дому офицеров — его портик, и т.д. При восприятии городского интерьера сознание зрителя постоянно перестраивается, делая главным элементом находящейся перед глазами композиции то, что минуту назад было второстепенной деталью более широкой картины .

Соединение архитектурных мотивов в целостность происходит в таких ансамблях по скрытым от непрофессионального наблюдателя законам — за счет близости второстепенных параметров, общих пропорций, гармоничного сочетания цвета, динамической ориентированности и т.д. Такова композиция Советской площади в Ярославле: стоящие на главной ее оси церковь Ильи-пророка и Дом Советов, построенные с разрывом в три века, ничем не напоминают друг друга, различны их формы, цвет, объемное построение — «лежачие» пропорции Дома Советов подчеркнуты устремленностью вверх памятника архитектуры. Но габариты основного объема церкви близки к размерам портика административного корпуса, вертикальность силуэта одного сооружения подхвачена ритмом пилонов другого, близка у обоих зданий мера насыщенности декоративными мотивами. Получается, что какая-то черта одного сооружения подхватывается, продолжается в новом качестве в другом, темы перекликаются, и этот диалог становится основой единства.

Анализ связей архитектурных тем усложняется тем, что в реальном городском пространстве названные приемы всегда сопровождают друг друга. Развитие ордерной структуры Капитолия сочетается с контрастом силуэта боковых крыльев и центрального объема; почти классическая схема фасада ярославского Дома Советов повторяет компоновочные идеи расположенных рядом ампирных сооружений XIX в. Но подобный анализ необходим. Разработка третьей подсистемы состоит не в самодельном придумывании оригинальных решений для каждого здания, каждой витрины, каждого газона данного интерьера, а в создании их взаимоувязанной системы. Она, как и всякая эстетическая система, должна иметь главные структурные элементы-темы, которые своей содержательностью определяют целое и темы второго плана, зависящие от первых, развивающие их или противопоставленные им. И делать это надо осознанно, хорошо представляя общие законы формирования архитектурной композиции .

Для средового проектирования этот ряд моделей может быть продолжен за счет анализа «внеархитектурных» систем среды — процессуальной и элементов наполнения, которые складываются в комплекс средовых состояний вместе с архитектурным строем.

Интересно, что если рассматривать любую конкретную «тему» как самостоятельную конструкцию, то окажется, что у нее всегда есть свой собственный принцип построения («идея» данной «темы»), реализованный присущими ей «подтемами». Другими словами, в любой нормальной композиции можно различить ряд «вложенных друг в друга» структурных уровней: «идеи» и «темы» первого порядка, затем — уже другие — второго порядка и т.д. Такова особенность архитектурной (средовой) композиции: каждый ее элемент («тема») может в свою очередь быть «идеей» более мелкого фрагмента пространства или его украшения. Причем элементы этих уровней могут обладать качественно разными принципами внутренних связей и внешних сопоставлений, тем более, что одни из них формируют облик ограждения средового объекта, другие относятся к его планшету или составляют элементы заполнения .