Архитектурные новости

Русское барокко

By 3 июня 2016 No Comments

Первым, кто воспользовался праздничной бытовой стороной реформ Петра I, была его дочь Елизавета. Петровским ассамблеям на смену пришли роскошные балы и бурные маскарады. Примеру двора вынуждены были следовать и знатные вельможи. Маскарады, балы, пиршества требовали и соответствующих апартаментов. Нужны были новые дворцы — величественные и пышно украшенные. Русские вельможи этого времени поспешили получить от жизни максимум радостей и удовольствий. Знати, за которой тянулось теперь все дворянство, не хотелось теперь жить в «образцовых» домах. На смену строгой, деловитой и суровой архитектуре первой четверти XVIII в. пришло пышное барокко.

Семена барокко расцвели пышным цветом во время правления Елизаветы Петровны. В 40—50-х годах наступает время елизаветинского барокко. На оформление пышных церемониалов и праздников тратили не только огромные средства, но и массу энергии.

В это время произошло разделение утилитарно-конструктивной и образнохудожественной задач архитектуры. Красоту ценили тогда больше, чем пользу здания.

Русское барокко — очень мирское, жизнерадостное, лишенное религиозного мистицизма. Оно отличалось также подчеркнутой масштабностью и монументальностью, праздничной раскраской, основанной на контрасте. Фасады зданий были по скульптурному объемны. Их разрывали пучки колонн, украшенных лепными рельефами. Характерные приемы барокко — многочисленные выступы и раскреповки стен, декоративно трактованные ордера с раскрепованными антаблементами и по разному сгруппированными пилястрами и колоннами, разорванные фронтоны, пышные наличники окон, вазы, скульптуры и пышные декоративные украшения. Основной элемент членения здания — раскрепованный «ордерный устой», включающий в себя парные или одинарные колонны в один или два яруса.

На фасадах обрамляли окна, двери и ниши. В декоре использовали маскаро- ны, прихотливые завитки орнамента, раковины из гипса, дерева и металла. В архитектуре елизаветинского барокко фронтон украшали сверху статуями. Внутренняя поверхность фронтона заполнялась горельефом, выступающим над плоскостью более чем на половину своего объема. Обычно это был картуш — щит с гербом или вензелем владельца дворца.

Отдельно стоящие колонны и сильно крепованные антаблементы давали глубокие тени на фасадах. Расстановка колонн по фасаду и боковым углам, чередование одиночных или сдвоенных пилястр и колонн, портиков, «пучков колонн» стало своеобразным инструментом барокко. Форма оконных проемов была разнообразна: прямоугольная арочная с лучковыми перемычками овальная и круглая. Наличники — предмет изощренного изобретательства, часто встречалось удвоение наличника, когда оба были объединены лепным декором, образующим на поверхности стены нарядное пятно. Иногда в одно целое объединяли три расположенные друг над другом окна — получалось пятно, скрывающее междуэтажные деления. Дымовые трубы были выполнены в виде фигурных ваз. Высокие с переломами или упругими очертаниями кровли дополняли объем здания.

Для строительства использовались луковичные купола, купола с резко выявленным силуэтом — с сильной кривизной очертаний, двойные и тройные купола. Бирюзовые, охристо-красные, желтые или небесно-голубые оранжевые, зеленые насыщенные цвета построек служили хорошим фоном для белых ордерных деталей и придавали городу праздничный облик. Эту гамму дополнял и обогащал блеск золота капителей и скульптур.

Городского особняка по сравнению с петровским временем не претерпел изменений: это были прямоугольные в плане П-образные и Н-образные симметричные относительно поперечной оси здания с вестибюлем и главным залом в центре. Развитие особняка зависело от включения его в «сплошной» фасад улицы. Так, по понятиям того времени, был необходим парадный двор в центре участка, а по периметру двора располагались здания.

Строгановский дворец был построен в 1754 г. архитектором Ф. Б. Растрелли на Невском проспекте в Санкт-Петербурге. Первый этаж дворца Строганова с горизонтальной рустовкой был трактован как цокольный и нес колонны, капители которых были украшены гирляндами цветов и листьями аканта. На главном фасаде — портик, фиксирующий главную часть фасада. На крыше — дымовые трубы в виде ваз. выглядел как трехэтажный дворец, причем его фасад на Мойку увеличился с 7 до 17 осей. Жилые корпуса ограничивали внутренний прямоугольный двор, две стороны замыкали флигеля. Выходящий на улицу фасад не имел парадного подъезда. Подъезд располагался внутри сада-двора.

Средний был выше всего остального здания на этаж, в нем окна были выше и наличники наряднее. Внутренняя отделка большого дома не уступала царским дворцам. Вестибюль с мощными сводами и парными колоннами соединял парадный двор с садом. Первый и второй этажи дворца Воронцова были украшены сдвоенными пристенными колоннами. Окна имели фигурные обрамления. Центр выделялся на фоне спокойно решенных крыльев с ризалитами.

«Певец русского барокко» построил ряд особняков и в Москве. Дом Апраксиных у Покровских ворот — типичный памятник барокко — был построен в бо-х годах XVIII в. Изящные колонны, наличники окон и скульптурные детали причудливых очертаний выделялись на фоне стен голубого цвета. В центре находился полукруглый ризалит с большими круглыми окнами третьего этажа. Яркая окраска была характерна для русской архитектуры того периода. Цвет усиливал впечатление роскоши. С обеих сторон дом имел крылья, справа — еще и служебные строения. Дом Апраксиных — единственный сохранившийся пример жилого дома в стиле барокко в Москве.

В середине XVIII в. в Москве распространилась застройка типовых домов по красной линии улицы. Даже в самых маленьких домах было несколько комнат. К сеням пристраивали помещения для кухонь и служб. В домах было два входа — парадный и черный. Стены членились лопатками и пилястрами. Жилая застройка Москвы отличалась от Петербурга большей свободой и разнообразием композиционных приемов.