РОССИЯ В МИРОВЫХ ВЫСОТНЫХ ОТМЕТКАХ

0

Любое культурное явление России невозможно рассматривать в отрыве от мирового контекста. Какую бы «самость» автор, заказчик ни пытались придать произведению, какой бы особый путь российского искусства ни постулировался властями, даже абсолютная оригинальность не имеет смысла без рассмотрения зарубежных аналогов.

На протяжении истории высотная архитектура России и мира развивались относительно синхронно: где-то отставая, где-то опережая, постоянно заимствуя идеи, но и в значительной апепени их отдавая.

От средневековья до середины двадцатого века этапы развития высотной архитектуры в России и за рубежом практически совпадают как по типологии и внешнему виду высотных построек, так и по используемым технологиям строительства (за исключением отдельных локальных вспышек). Однако со второй половины XX века между ними наметился ощутимый разрыв, на первый взгляд незаметный — действительно, во многих городах России строятся небоскребы, внешне не отстающие, а то и опережающие европейские. Однако разрыв существует как на идейном, так и на технологичесом уровне, и с каждым годом он продолжает расширяться.

Несмотря на то, что история мировой высотной архитектуры по длительности практически совпадает с историей архитектуры как таковой, до середины Средневековья строительсто высотных зданий не было повсеместным и характеризовалось лишь региональными флюктуациями. Если отбросить откровенно мифические постройки, такие, как Вавилонская башня, и неархитектурные сооружения, например, менгир Эр-Грах во Франции, самым древним высотным сооружением можно считать пирамиду Джосера в египетском городе Саккара. Она была сооружена в 2650-2620 годах до н. э. и достигала 62 м, что значительно даже по современным меркам. А первой постройкой, превысившей 75-метровую высоту — современную планку, после которой здание считается сверхвысотным — была Мейдумская пирамида, находящаяся в 100 км от Каира, высотой 93,5 м. Датируется она примерно тем же периодом: 2620-2605 годами до нашей эры. Титул самой высокой непирамидальной постройки несколько веков делили между собой Фаросский маяк, высота которого составляла от 115 м до 135 м, и ступа Джетавана на Шри-Ланке высотой 122 м. О подобных постройках на территории России сведений нет.

В течение почти трех тысяч лет пирамида Хеопса продолжала удерживать статус самой высокой постройки в мире. Новых сверхвысотных доминант на поверхности Земли не появлялось вплоть до постройки в начале XIV века Линкольнского собора в Англии. Шпиль собора, впоследствии обвалившийся, возвышался на 160 м. Рекорд продержался до сооружения монумента Вашингтону в столице США почти 600 лет спустя. Последней высотной постройкой века «до небоскребов» стала Эйфелева башня, построенная в качестве входной арки на Всемирную выставку 1889 года.

Лаже в эпоху господства религии в архитектуре существовали и секулярные высотные постройки.

Больше всего известны башни в Болонье, которых в XII-XIII веках насчитывалось до 180. Назначение их ясно не до конца, однако существует версия, что богатейшие семьи города строили их с целью продемонстрировать свое могущество. Благодаря войне амбиций город приобрел линию горизонта, чем-то напоминающую линию горизонта современных сверхвысотных городов — Сингапура или Нью- Йорка, в меньших масштабах, конечно. Подобные постройки появлялись и в других итальянских городах, Флоренции и Сиене, но время стерло их с лица Земли. Сегодня увидеть средневековые небоскребы можно лишь в крохотном Сан-Джиминьяно, где 14 башен сохранилось до сегодняшнего дня.

Башни Болоньи, Сан-Джиминьяно и других итальянских городов визуально очень похожи на современные небоскребы, а при строительстве Эйфелевой башни использовались технологии-прародители каркасных систем, использующихся в современных конструкциях.

Но их нельзя назвать небоскребами по одной простой причине — несмотря на выдающуюся высоту, достигающую впечатляющих 300 м, в них нет этажей. А значит, все эти высоты практически никак не используются — кроме удовлетворения эго создателей.

В этот и последующий периоды, вплоть до начала двадцатого века, высотные здания никогда не были жилыми. В полную противоположность условной утилитарности небоскребов современности, высотки древнейших эпох были исключительно культовыми и религиозными сооружениями, строившимися, чтобы прославлять богов или их представителей на земле, восхищать и поражать своим величием.

Первыми настоящими небоскребами, таким образом, стали Fuller Tower 1903 года, более известная как «Утюг», Singer Tower, построенная в 1908-м году, башня Metropolitan insurance company, законченная в 1911-м. Фасады этих зданий украшены декором в различных исторических стилях, от неоготики до ренессанса и ар-деко. Их высота составляла от 186 до 210 м. В1913 была построена штаб-квартира компании Woolwort, ставшая самым высоким зданием в мире — 241 м — и сохранявшая этот статус целых 17 лет, до тех пор, пока в 1930 не было достроено Crysler building, 77-этажный символ века машин. Примечательно это здание не только своей высотой и изящным экстерьером в стиле ар-деко, но и условиями, в которых оно строилось. Проектирование и начало стройки выпало на экономический бум, а достраивать офисное здание Крайслеру пришлось в самый разгар Великой депрессии. В будущем модель повторится неоднократно, как за рубежом, так и в России.

Строительство первых небоскребов в США, с одной стороны, продолжало тенденцию использования сверхвысоток в качестве имиджевого проекта, а с другой — впервые было обусловлено необходимостью. Земля на Манхэттене всегда была в дефиците, и к началу XX века просто не осталось ни одного направления, куда город мог бы расти: только вверх.

В этот период Советский Союз тоже включился в гонку. Именно в это время шел самый активный заочный обмен опытом между российской и зарубежной высотной архитектурой: образы нью-йоркских небоскребов того времени вдохновили советских авторов. Технологический разрыв в этот период тоже не был критичным — строительство велось по тем же технологиям каркасного строительства, что использовались и в США и часто применяются и в современной России.

А устройство основания высотного здания на Лермонтовской площади и вовсе было самым инновационным в мире. Многие технологии адаптации высотных зданий к холодному российскому климату также пришлось изобретать с нуля. В 1937 году в Москве началось сооружение Дворца Советов, который должен был стать самым высоким зданием в мире. Постройка, увенчанная статуей Ленина, должа была стать символом технологической мощи молодой страны. Великая Отечественная война не позволила реализовать этот проект, однако Москва все же получила свои небоскребы: семь сталинских высоток. Облик высоток во многом был вдохновлен дизайнерскими решениями Woolwort building и других небоскребов Нью-Йорка начала века. Самая высокая из них — главный учебный корпус МГУ (240 м) — вплоть до 1990-го года была самым высоким зданием в Европе, а статуса самого высокого здания в России лишилась лишь с окончанием строительства первой из высоток Москва-Сити.

Во второй половине прошлого века, с появлением позволяющих реализовывать легкие, но при этом прочные конструкции строительных технологий и каркасных фасадных систем, небоскребы стали появляться один за другим.

Именно в этот период были построены здание штаб-квартиры ООН в Нью-Йорке, пирамидальный небоскреб Transamerica в Сан-Франциско, башня Джона Хэнкока в Бостоне, башня Беагс в Чикаго и еще множество высотных и сверхвысотных — превосходящих 300-метровую отметку — зданий. И именно на этот период почти полувековой давности, как ни парадоксально, до сих пор ориентируется современное отечественное небоскребостроение, как по форме, так и по начинке.

К концу 80-х — началу 90-х активно устремились к небу страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Первым серьезным конкурентом американским небоскребам стала построенная в 1990-м башня Банка Китая, высота которой достигла 367 м. Следом за ней последовали 450-метровые башни Петронас в Куала-Лумпуре, 6 лет удерживавшие статус самого высокого здания в мире. А самое высокое на данный момент здание в Юго-Восточной Азии — построенный в 2004 небоскреб Тайбэй 101 в столице Тайваня — достигает своей вершиной полукилометровой высоты. Кроме того, это здание еще и может противостоять сильнейшим тайфунам и землетрясениям благодаря двум инерционным гасителям — шарам, каждый из которых весит 660 тонн.

Но в последние полтора десятилетия однозначным лидером в высотном строительстве стал Аравийский полуостров. Кувейт, Мекка, Джедда, Абу-Даби, и, конечно, Дубай — города, превратившиеся в леса из небоскребов в мгновение ока, буквально за 10 лет полностью переродившись. Удалась эта масштабная градостроительная революция благодаря обнаруженной на Аравийском полуострове нефти: без нее ни Всемирный торговый центр в Дубае, первый небоскреб региона, ни Бурж Халифа, самое высокое здание на Земле, не появились бы. Однако небоскребы в свою очередь тоже стали катализаторами экономического роста, привлекая инвестиции и туристов.

Формы небоскребов с годами становятся все сложнее. Если до начат двухтысячных башни чаще всего имели простые прямоугольные формы и украшались лишь по фасаду, сегодня ситуация меняется. Архитекторы смело экспериментируют с объемно-пластическими решениями и материалами. Стало возможным строительство небоскребов в виде колец, спиралей, конструирование смелых консольных элементов.

Основные технологии строительства небоскребов одинаковы по всем миру: используются каркасные системы. Но в связи с разнообразием форм практически на каждой мегастройке приходится заново изобретать способы построить здание высоким, крепким и долговечным. Например, технология строительства зданий из префабри- кованных элементов, активно использовавшаяся в Советском Союзе еще в середине прошлого века, сегодня совершенствуется и активно применяется для удешевления и ускорения строительства высоток. Чтобы сделать здания сейсмоустойчивыми, частно используется технология изоляции основного объема с помощью гигантских ферм. Изобретены способы сооружать даже самые гигантские самонесущие фасадные витражи.

Параллельно с гонкой за высотой зданий в мире в последние годы отчетливо наметилась тенденция делать небоскребы не только красивыми и конапруктивно сложными.