Пространственное построение комплекса с глубокими курдонерами

Динамичное нарастание масс, акцентирование угловых частей близки блестящим конкурсным проектам Васильева 1910 г.— доходных домов Купеческой управы на Троицкой (Рубинштейна) улице, 23, и Первого Российского страхового общества на Каменноостровском проспекте, 26-28233. Гипертрофированная пластическая экспрессия и напряженный драматизм этих романтических эскизов сменились протофункционалистскими приемами в проекте дома дешевых жилищ на Киевской улице, структура которого слагается из повторяющихся звеньев и элементов (19 1 2 ) 234. В этих произведениях Васильева воплотилась его ярко индивидуальная версия «северного» модерна. Вместе с тем его сложные живописно-пластические композиции родственны не только финскому национальному романтизму, но и некоторым сооружениям немецких архитекторов (к аналогам можно отнести жилой комплекс на Бисмаркштрассе в Берлине, 1906-1907, А. Гесснер; доходный дом в районе Алтона в Гамбурге, 1910-1911, Ф. Хёгер).

Такие особенности Бассейного товарищества, как акцентирование угловых частей-пропилеев, комбинации выступов разной высоты, уступчатые эркеры, сужающиеся книзу, расчлененность мансард и крыш, «слоистые» щипцы и надстройки с куполами, рисунок пилонов и ограды проезда воспроизводят прежние находки Васильева. Функциональная строгость композиции созвучна работам Бубыря. «Рука» этого мастера угадывается в трехгранных эркерах смягченных очертаний, сочленениях эркеров и балконов, плоскостно-геометрической разделке поверхностей с небольшими выступающими прямоугольниками, скругленных простенках, миниатюрных полуколонках — парных, одиночных или собранных пучками — на уровне второго и верхнего этажей, плавном изгибе карниза над срезанным углом корпуса по Греческому проспекту.

Восприятие ансамбля неоднозначно. Очевидно, объясняется это тем, что проект создавался в два этапа. Основными ударными акцентами являются сложные по пластике и силуэту угловые звенья. Тему столкновения объемов, всечения плоскостей развивают мансарды и щипцы. Но в целом фасады тяготеют к симметрии и упорядоченности, общий вид Правда, поскольку комплекс воспринимается в разных ракурсах, продольных и глубинных перспективах, симметрия его частей не броса- 1930-хгодов ется в глаза. Фасады, обращенные на улицы и во внутренний проезд, равноценны и построены на повторности форм. Тем самым подчеркивается равнозначность внешнего — городского и внутриквартального пространств. Проезд не задавлен массивами корпусов, эта «собственная улица» напоминает небольшой бульвар, а не каменное ущелье.