Правительственная архитектура

1059

Хотя социалистический реализм был идеологически новым методом, он стилистически и формально возобладал во всех странах восточного блока над монументальной архитектурой, восходившим к 1930-м, а в случае Польши — к 1920-м годам. С коммунистических позиций довоенный монументализм был подозрителен по самым разнообразным идеологическим основаниям, особенно в ГДР, где он навевал воспоминания о черной странице германской истории — нацизме и фашизме.

Этот факт поможет нам понять, почему — с советской точки зрения — Сталин-аллее в Берлине (в 1961 году переименованная в Карл-Маркс — аллее) так похожа на российские модели и в незначительной степени на германские. Русские советники предложили своим коллегам К.Ф. Шинкеля в качестве немецкого источника вдохновения. В разделенном Берлине Сталин-аллее была более чем строительным проектом; она была примером того, что новое коммунистическое общество и, беря шире, вся коммунистическая Европа способны создавать противовес капиталистической части континента и, в частности, Западному Берлину.

В такой стране как Польша монументальные черты социалистического реализма несли меньше негативных коннотаций; там он не воспринимался как фашистское наследие, к тому же эта страна обладала довоенной традицией классикомонументальной архитектуры со времен Второй Республики. В отличие от Чехословакии, которая до войны открыто представляла себя современной и модернистской страной, в Польше послевоенный неоклассический стиль не являл собой радикального разрыва с недавней историей.

По сравнению с тем, что строилось до войны, архитектура социалистического реализма во многих случаях была менее суровой и абстрактной, чем, к примеру, здание министерства народного образования в Варшаве (1927—1930, 3дислав Монченьский). Различные работы Марека Лейкама первых послевоенных лет, равно как и, скажем, осуществленная Богданом Пневским перестройка здания польского парламента в Варшаве (1949—1952), представляют классицизм, смешанный с модернистскими элементами (один из примеров — опоры Пневского, замаскированные под колонны), и характерны примечательной модернистской фривольностью.

Когда в 1956 году начался процесс десталинизации, социалистический реализм как правительственный стиль пропал, в большинстве стран Центральной Европы и в Советском Союзе утвердилось модернистское направление. Хотя «железный занавес» более чем когда-либо препятствовал свободному культурному обмену, так что интерес к тому, что происходило по ту сторону «железного занавеса», в Западной Европе неуклонно ослабевал, равно как и знание этих процессов, архитекторы Центральной Европы оставались в курсе тенденций, наблюдавшихся в остальном мире; они читали журналы, книги, участвовали в программах обмена и конференциях. Международный союз архитекторов, созданный в 1948 году в Лозанне, организовал конференции в Москве (1958), Праге (1967), Варне (Болгария, 1972) и Варшаве (1981). Из первых пятнадцати конференций пять прошли за пределами Европы, в частности, конференция 1963 года в Гаване, шесть — в Западной Европе (в том числе в Мадриде в 1975 году, в дни умирания диктатуры, и в Лиссабоне в 1953 году, когда Португалия еще оставалась экономической и культурной периферией), а четыре — в странах восточного блока, что кое-что говорит о трещинах, появившихся в коммунистической части Европы, если и не в сфере культуры, то в политической сфере — безусловно.

Несмотря на ограниченность культурного обмена, модернистский тип архитектуры и градостроительства в 1950-е годы стал обретать под собой твердую почву практически во всей Европе. Многие сходные черты у Нового Белграда, Халле-Нойштадта, проектами расширения Стокгольма, Гётеборга, Мальмё, а также Бийлмермеера, Амстердам, говорят о многом. Они характерны для эпохи, когда крупнейшие правительственные проекты предусматривали планирование и реализацию широкомасштабных программ жилищного строительства. Поэтому, несмотря на любые различия, результаты оказались во многом аналогичными: открытые рядьт построек, жилые кварталы и башенные здания в парковой среде — все это согласовывалось с принципами открытого городского планирования и исполнялось в модернистском стиле.

И здесь участие правительств было значительным. После возмещения ущерба, нанесенного Второй мировой войной, и примерно до середины 1980- х годов крупнейшие правительственные проекты, осуществлявшиеся в большинстве стран Европы, предусматривали широкомасштабное строительство жилья д ля растущего городского населения.