Планировка Коламбии

28

Планировка Коламбии, города «белых воротничков», начата в 1966 году (арх. У. Раус) и предполагается к началу 1980-х годов довести ее население до 110 тысяч человек. Все проектные предложения здесь внимательно проверялись на экономических моделях, которые должны были показать кредиторам, что осуществление идей приведет к быстрому и прибыльному обороту капитала. Однако прокламировалась и цель создать образцовый город, где каждый, кто работает на одном из городских предприятий — от швейцара до президента корпорации, — сможет найти жилище, стоимость которого отвечает его доходам.

План города, распыленного среди ландшафта и организованного вокруг иерархической системы центров обслуживания, мало отличается от планов английских новых городов начала 1950-х годов и не стал шагом вперед. Постройки его довольно заурядны, отражая вкусы «среднего класса», преобладающего здесь; банальный модернизм соседствует с псевдоколониальным стилем, мода на который не умирает. Для людей, не имеющих двух автомобилей, возможность существования в столь рассредоточенной городской среде должна была создать система общественного транспорта. Однако город ее так и не получил, поэтому остались непоколебленными такие особенности, общие для американских новых городов, как высокий средний имущественный уровень населения (в Рестоне средний доход семьи в 3 раза, а в Коламбии в 2 раза выше того же показателя по стране в целом) и центральное место, которое отводится личному автомобилю.

Наиболее четко функционирующие комплексы искусственной среды в Америке — не новые города типа Рестона или Коламбии. Это развлекательные парки Диснейленд и Диснейуорлд, созданные мощной корпорацией, возглавлявшейся Уолтом Диснеем. Дисней на последнем этапе своей карьеры превратился из художника рисованных фильмов, легко находившего путь к сердцам «молчаливого большинства», в одного из творцов американской массовой культуры, разрабатывавших методы управления толпой и сознанием толпы. В 1955 году принял первых посетителей Диснейленд в Аннахейме под Лос-Анджелесом, пропускающий теперь 5—6 миллионов посетителей в год, В этом парке развлечений на площади в 80 га соединены едва ли не все стереотипы, которые годами внедрялись в массовое сознание Голливудом — от «Замка Спящей красавицы» до американской «Главной улицы» и от «дикого Запада» до картин «мира будущего». Все здесь наполнено взвинченной зрелищностью, все безупречно ярко, как в музыкальном фильме. Зрелища строятся по схеме, традиционной со времени Барнума, — активная система воздействия и пассивная аудитория, эмоции и поведение которой являются объектом управления и регулирования.

В 1965 году началось строительство парка Диснейуорлд в Орландо, Флорида, площадь которого в два раза больше острова Манхэттен и в 150 раз больше, чем Диснейленд (открыт в 1971 г.). Здесь создается уже настоящий автономный город развлечений с отелями и торговыми центрами, с разветвленной системой транспорта, своей энергетической станцией, системами рециркуляции воды и централизованного мусороудаления. Архитектура, сопряженная с самым совершенным и сложным инженерным оборудованием, сама превращена в зрелище. С экзотикой «Полинезийского» отеля соперничает футурологическая экзотика «Современного» отеля с громадным холлом, пронизанным линией монорельсовой дороги (оба здания соорудил арх. У. Беккет). С развлекательным парком должен соседствовать «экспериментальный город будущего» — модель идеального поселения, которую основанная Диснеем компания мечтает предложить Америке как образец для нового «великого общества». Все это, вместе с образцовыми поселками персонала, в равной мере жестко контролируется и управляется администрацией компании, на основе лозунга «Дисней знает лучше» — лозунга, который прилагается уже к самой жизни.

Не возникает ли здесь нечто, в котором гротескно сгустились черты, прису-• щие всей Америке — с ее любовью к зрелищности и преувеличениям, с пассивностью «молчаливого большинства» и всепроникающей, хоть и скрытой от глаз системой манипулирования умами? Театрализованная романтика Рестона не столь уж случайно напоминает Диснейленд. Да и активное взаимодействие систем организованной среды в Диснейуорлд, объединяющих просто зрелище и архитектуру-зрелище, кажется почти символическим.