Первая крупная работа Франсиско де Уртадо Изквиердо

5

Поновление сакристии храма картезианского монастыря в Гранаде (ил. вверху слева). приступил к работе в 1702 году. Он спроектировал табернакль, напоминающий огромный отдельно стоящий , представляющий собой квадратное пространство с купольным сводом. Скульптуры украшают основание сооружения и черные витые колонны, поддерживающие богато украшенный балдахин. Круглые окна позволяют видеть святыню из боковых приделов. Преувеличенные пропорции способствуют созданию общего впечатления, равно как и необычный подбор расцветки мрамора: позолоченные капители и края карниза контрастируют с розовым, зеленым, черным, белым и серым камнем, тона которого перекликаются с колоритом фресок плафона работы Паломино.

В 1706 году Уртадо Изквиердо в качестве главного мастера приступил к оформлению сакристии городского собора Гранады (ил. вверху справа). Работа над воплощением замысла растянулась на многие годы и была закончена уже коллегой Уртадо — архитектором Хосе де Дада. Классические пропорции и гармоническая соразмерность центрального объема разительно отличаются от ранних произведений мастера. Мощные канелированные пилястры, отмеча-

Франсиско де Уртадо Изквиердо Гранада, Саграрио, Картезианский монастырь, 1702-1720

Первая крупная работа Франсиско де Уртадо Изквиердо

ющие переход к алтарю, имитируют композитный ордер, который ранее применил в оформлении внутреннего пространства собора Диего де Силоэ. Это было продиктовано необходимостью вписать сакристию в уже сформированный интерьер храма. Описанный прием обнаруживает разносторонность подхода Уртадо Изквиердо к искусству зодчества.

В 1718 году для картезианского монастыря Эль Паулар мастер проектирует новую сакристию (исполнена Теодозио Санчесом де Риеда), композиция которой основывается на принципах, примененных им в соборе в Гранаде (см. с. 98). Ее структуру составляют две зоны. В центре первой — алтарь из мрамора и яшмы, архитектурная фантазия в несколько ярусов. Его поддерживают четыре внешних столба и внутреннее кольцо опор. Пространство за алтарем освещается солнечными лучами, льющимися сквозь два круглых окна, расположенных над верхним карнизом. Потоки света и позолота ретабло выделяются среди полумрака храма. , возвышающийся в горах за Сеговией, служит редким примером андалузского искусства в Кастилии. Действительно, детали табернакля

Первая крупная работа Франсиско де Уртадо Изквиердо

Франсиско де Уртадо Изквиердо и Хосе де Бада Гранада, собор, 1704-1759 План и внутренний вид

Первая крупная работа Франсиско де Уртадо Изквиердо

были созданы в Приего, в Андалусии, где Уртадо с 1712 года занимал должность королевского налогового инспектора.

Сакристия монастыря картезианцев в Гранаде — наиболее примечательный с художественной точки зрения памятник андалузского барокко, хотя сохранилось мало документов, касающихся его постройки. Известно лишь, что проект был готов в 1713 году, но работы начались не ранее 1732 года. Сведений об архитекторе не сохранилось. Как мы уже отмечали, последующими поколениями это расценивалось как характерное воплощение упадка испанского искусства. Только в последние десятилетия стала возможной более объективная оценка данного замысла. Компактная одно- нефная композиция оживляется пластикой избыточного декора, покрывающего составляющие ее элементы. Пилястры ясно читаются, несмотря на пышные стуковые орнаменты. Не менее сорока пяти характерных мотивов классической архитектуры — части капителей, карнизы, волюты, канделябры и так называемые "свиные уши" (сегмент круга, совмещенный с углом) — покрывают поверхность стен. Выступающий верхний карниз опоясывает стену кругом, его

Франсиско де Уртадо Изквиердо

Гранада, Картезианский

монастырь

Начат в 1732

Первая крупная работа Франсиско де Уртадо Изквиердо

Франсиско де Уртадо Изквиердо и Теодозио Санчес де Руэда

Картезианский монастырь Нуэстра Сеньора дель ГГаулар Строился с 1718

План, внутренний вид и скульптура Педро Корнехо

Первая крупная работа Франсиско де Уртадо Изквиердо

бег повторяется в многочисленных ступенчатых рельефных профилях. Несмотря на обилие деталей, у зрителя создается впечатление небывалого великолепия, пространство напоминает филигранный ковчег. Хотя Уртадо Изквиердо предоставил реализовывать замысел своим коллегам — Луису де Аревало, Луису Кабельо и Хосе до Бада, — его авторство не вызывает сомнения.

Благодаря своему положению королевского налогового инспектора, Уртадо пользовался определенной финансовой свободой, а потому обеспечил себя необходимой командой мастеров-оформи- телей и ремесленников. Они донесли свое искусство до самых отдаленных уголков Андалусии. Следы их пребывания и работы можно обнаружить даже в колониях, особенно в Мексике. Там испанский стиль смешивался с традициями искусства индейцев, подобно тому, как в Андалусии традиции декоративного убранства восходили к мавританской архитектуре.

Семейство Чурригера; Кастилия, Леон и восточные области страны Новый импульс развитию архитектуры Центральной Испании дала семья художников из Каталонии: скульптор Хосе Ратес и Далмау из Барселоны принял в свою мастерскую пятерых сыновей своего скончавшегося родственника Хозефа де Чурригера. После его смерти в 1684 году все они — Хосе Бенито, Хоакин, Мануель, Альберто и Ми- гуэль — оставили мастерскую и стали работать самостоятельно как и создатели ретабло. Б 1693 году старший из пяти братьев, Хосе Бенито Чурригера (1665-1725), воздвиг ретабло в монастырской церкви Сан Эстебан в Саламанке (с. 102). Эта постройка стала прообразом для многих сооружений своего типа благодаря широкому применению витых мавританских колонн, оригинальным пространственным решениям и вычурному декоративному оформлению. Ее композиционные приемы близки теориям, изложенным в трактате Карамюеля де Лобковица, и проектам, описанным Андреа дель Поццо. Принципиально иное, более строгое решение демонстрируют нам постройки в Нуэво Базтан — резиденция местного правительства и дворец, построенный по заказу банкира Хуана де Гойе- неке между 1709 и 1713 годами. Церковный , фланкированный массивными башнями, выглядит тяжеловесно. Его центр акцентируют фронтоны в палладианском духе, расположенные один над другим и постепенно уменьшающиеся в размере. Хоакин де Чурригера (1674-1724) также создал наиболее значительные постройки именно в Саламанке: он возвел здания двух учебных заведений — Оспенде- рия дель Коледжио де Анайя (начало в 1715 году) и Коледжио де Ка- латрава (работы велись с 1717 года). Классические формы здесь сочетаются с богатством архитектурного декора, выполненного в стиле "платереск", к которому мастер прибегнул и при работе над собором Катедраль Нуэва. Подобное использование стилистических форм XVI века, ясно прочитываемое в памятниках, нередко расценивается как вполне осознанное намерение автора напомнить о славном прошлом Испании, равно как и противостоять магистральной линии развития национальной архитектуры, ориентированной в

период правления Бурбонов на общеевропейские образцы. Самый молодой из братьев Чурригера — Альберто (1676-1750) — долгое время оставался в тени своих знаменитых родственников. Только после их кончины он смог выработать собственную манеру, развивавшуюся уже под воздействием стиля рококо. Его основная работа — площадь Плаза Майор в Саламанке, проект которой он выполнил в 1728 году. Прямоугольная площадь в самом сердце знаменитого своим университетом города соперничала с уже существовавшими комплексами Плаза Майор в Мадриде и Вальядолиде. Ее отличали элегантность и праздничное убранство трехъярусных фасадов, основанием которым служит аркада. Каждому окну соответствует балкон с железной решеткой! И сегодня они остаются лучшим местом для наблюдения за жизнью большой площади. На Плаза Майор выделяются два строения, отличающиеся от остальных. С одной стороны расположен королевский павильон с аркой для проезда внизу. Его украшает медальон с портретом Филиппа V, дополненный сверху фронтоном. Напротив помещается ратуша, строительство которой завершил лишь в 1755 году Андреас Гарсиа де Квиньонес. Альберто Чурригера получил и множество других заказов на возведение храмов и учебных заведений в Саламанке, однако в 1738 году он покинул город после спора о сооружении башни при новом соборе.