ПЕКИН ЗАПРЕТНЫЙ ГОРОД

1

Архитектура китайской империи с помощью символов подчеркивала высокое назначение императора. Таким сооружением был, например, Храм Неба. Планировка Пекина в целом отражала веру в то, что с его помощью можно выстроить общественный порядок и неуклонно улучшать судьбу граждан. Поэтому город был спроектирован на манер матрешки: внешний город» окружает «внутренний город», который заключает в себя «императорский город», внутри которого находится ядро Пекина, известное как Запретный город.

Китайское название имеет и символический, и практический смысл, относясь к названию Полярной звезды, обиталищу7 высшего божества, находящемуся на самой вершине небесного купола. Остальные звезды, на которых живут другие божества, почтительно вращаются вокруг Полярной звезды. Император, который получил от небес право на управление землей, занимал такое же положение, проживая на оси Пекина и, соответственно, Китая. Простым людям вход в Запретный город был закрыт, и даже многие придворные императора никогда не видели его. Император передвигался вокруг дворца в паланкине, а государственные дела решал, сидя за ширмой в клубах фимиама.

Планировка Запретного города должна была отражать гармонию небес. Как и лежащий по периферии «императорский город», он являл строго сим

метричную картину относительно линии север- юг, а на северо-востоке и северо-западе располагались небольшие жилые кварталы. Во «внешнем городе» находились главные здания для церемоний, построенные вдоль осевой дороги. Их число было нечетным, и они символизировали ян. Размер и величественность зданий росли от начала дороги к ее концу7. «Внутренний город» первоначально содержал два официальных и шесть жилых зданий и символизировал инь.

Общий проект ансамбля как целостное философское выражение государства был разработан высшими придворными. Строительство заняло

всего три года — с 1417 по 1420 г. В работах участвовало около миллиона рабочих, привезенных со всех районов страны. Этой армией руководили почти 100 тыс. мастеров. Заранее было заготовлено огромное количество очень твердой древесины. Рубка и доставка древесины стали выдающимся достижением средневековой техники. Бревна перекатывали в горные овраги, вязали в плоты и дожидались дождливого сезона, когда потоки воды смывали плот по склону горы. Затем плоты сплавляли по рекам и Великому канал)’ до Пекина. Все путешествие занимало от трех до четырех лет. Благодаря высокому качеству эту древесину назы

вали шан-му (священные бревна) и хранили на специальном складе.

Запретный город в XV и XVI вв. сильно пострадал от пожаров, и большинство сохранившихся здесь зданий относится к началу XVII в. К этом)’ времени ремесленники стали уделять больше внимания проектированию сооружений. Огромную роль в этом сыграла семейная династия плотников Ли. В 1660-х гг. в начале правления императора Канси братьям Ли Фада и Ли Фасяню поручили реконструкцию Дворца высшей гармонии. По традиции укладка конька крыши сопровождалась особым ритуалом. Поскольку здесь находился трон

верховного правителя, то на ритуале главным был сам император. Во время церемонии брус конька не лег как следует в замок, что вызвало раздражение и гнев Сына Неба. Ли Фада, которому было уже более 50 лет, вскарабкался на самый верх сооружения и несколькими ударами топора заставил брус лечь на место. Император был настолько восхищен мастерством Ли Фада, что назначил его руководителем отдела проектирования в комиссии по организации строительства. До него эту должность могли занимать только высшие государственные чиновники. Когда Юнью, старший сын Ли Фада, наследовал этот пост, он стал чиновником седьмого ранга — одного из высших в администрации императора. «Конструкторы Ли» сохраняли свое высокое положение около 200 лет. Ли разработали всю процедуру проектирования. Сначала они рисовали будущее здание на бумаге, затем делали из плотной бумажной массы макет со съемной крышей, чтобы можно было видеть внутреннее устройство. Эту модель показывали императору, который затем давал разрешение на строительство.

Возникла четкая иерархия сооружений по их размерам, типу крыши и сложности деталей. Наиболее значимыми считались храмы для церемоний. Они имели крыши с двумя свесами, уложенные на выступающих кронштейнах — доугунах. Это позволяло колоннам выдерживать груз в пять раз больше, чем в других конструкциях. Системы доу-

гунов больших залов поражают своей сложностью. В период Мин размеры кронштейнов уменьшились, и соответственно удлинились поперечные балки, идущие параллельно свесам.

Системы из большого числа кронштейнов повыпиши прочность конструкции на изгиб и сжатие, о чем свидетельствуют последствия землетрясений. Небольшие коридоры и галереи рушились, а «Дворец высшей гармонии» (Тайхэдянь) с крышей, весящей более 2000 т, лежащей на девяти системах кронштейнов, остался невредим. Именно здесь проводились церемонии коронации императоров, большие придворные аудиенции и празднования Нового лунного года. Император сидел на троне, откуда мог наблюдать за тысячами придворных, распростершихся ниц перед ним, и проникаться своей ролью Сына Неба.

Театральность церемоний подчеркивала величие архитектурного ансамбля и, в частности, угловых сторожевых башен. Они были квадратными в плане. Крыши имели по 3 яруса и по 72 конька. Верхний ярус представлял собой по два крутых ската на четырех фронтонах. Два нижних яруса состояли из четырех групп стыкующихся кровель. Башни внешне казались совершенно негодными с военной точки зрения, но они возвышались над мощными каменными стенами, представлявшими настоящую крепость. Угловые башни скорее были павильонами, которые должны были услаждать взор тех, кто находился внутри города.