От Юлия II до Сикста V

12

Дух театра и политика власти как единое целое заявляют о себе в рисунке улиц и площадей, о чем свидетельствует градостроительная стратегия Павла III, проложившего уже в эпоху Контрреформации виа Папалис от церкви Иль Джезу к Капитолию. Капитолий, подобно собору св. Петра, был фактическим центром города. План Рима, представленный в чертежах Буфаллини при Павле III, в 1551 году, и восстановленный Нолли в 1748-м, открывает нам некоторые детали процесса преобразования города.

Воспроизведенные здесь планы представляют фрагменты фрески, созданной при папе Сиксте V (см. рис.). Первый план представляет известный проект виа Пиа Микеланджело, одобренный папой Пием IV. Эта схема отражает интерес к расширению города и распространению его территории на район Кампо Марцио. Первоначально папы стремились ограничить пределы города густонаселенными районами, застроенными в период позднего средневековья и раннего Ренессанса. Однако строительство виа Пиа свидетельствует о начале процесса урбанизации окружающего город открытого пространства, протянувшегося вплоть до аврелиановых стен и заполненного многочисленными памятниками прошлого, — ранними христианскими церквями, виллами и садами.

Подобно Капитолию виа Пиа последовательно претворяет в жизнь театральную концепцию. Улица представляла собой впечатляющую галерею памятников от древних Диоскуров до палаццо Квиринале и Порта Пиа, построенных по проекту Микеланджело. Папа Григорий XIII использовал виа Пиа в качестве модели, когда он реконструировал раннехристианские базилики Сан Джованни ин Латерано и Санта Мария Маджоре. Однако его главным вкладом в реконструкцию города стал знаменитый эдикт 1574 года, представлявший собой апологию идеи общественной пользы и создавший законодательную основу для барочного строительства в Риме на протяжении двух последующих веков. В соответствии с эдиктом разрешалось строить новые улицы, "выпрямлять" и расширять уже существующие. Он послужил также импульсом к строительству новых городских кварталов и реконструкции средневекового центра. Тем, кто владел участками земли, примыкавшими к сельским дорогам, предписывалось обнести сады высокими стенами. Между тем концепция отдельно стоящих строений утратила свое значение в центре города: пространство между боковыми стенами зданий могло быть огорожено, а близлежащие строения могли при определенных условиях перейти в собственность к тому или иному владельцу. В результате преимущественное распространение двух- и трехэтажных домов породило "островную" систему автономных городских участков.

Сикст V развил план Пия IV и Григория XIII по урбанизации неосвоенных участков земли и придал этому процессу системность и больший размах. В схеме Сикста присутствовал элемент религиозной символики: предполагалось, что базилики будут связаны между собой дорогами, предназначавшимися исключительно для церемониальных шествий. Шесть дорог было построено и планировалось соорудить еще целый ряд других, как видно из плана на фреске (см. рис.). По мере того как работа продвигалась вперед, все более брал верх эгоистический интерес и, в конечном итоге, центр города сместился к папской резиденции вилле Монтальто.

Тем не менее планы Сикста и его архитектора Доменико Фонтаны, сыграли прогрессивную роль в усовершенствовании структуры города. Модель Сикста помогла решить проблему "примирения" монументальных памятников эпохи Римской империи и густонаселенных кварталов. Новые дороги сделали возможным расширение города, при котором центр сохранял свою целостность. Прошло время, и на дорогах, соединявших базилики, были воздвигнуты дворцы и множество административных и деловых построек.

От Юлия II до Сикста V

Другим важным аспектом барочного городского планирования стала введенная в практику Сикстом организация открытых пространств вокруг обелисков. Еще в правление Юлия II, Браманте планировал воздвигнуть обелиски на пути к собору св. Петра (эта идея ошибочно приписывалась Юлию Цезарю), а при Льве X Рафаэль и Антонио Сангалло намеревались соорудить обелиски в классическом стиле на пьяцца дель Пополо (см. с. 8). В отличие от прежних времен, когда на первый план выходила политическая репрезентативность, теперь акцент делался на формировании архитектурной перспективы. Обелиск устанавливался на центральной точке между линией домов и самой улицей. В то время как Ренессанса были сосредоточены на идее статичного контраста между фасадами дворцов или церквей и прямыми углами перспективы и предполагаемого движения зрителя, форма обелиска вносила в пространственные решения гибкость и динамизм.

Виа Феличе, начинавшаяся от апсиды базилики Санта Мария Маджоре, является хорошим примером новой концепции создания сложных линейных структур. Если бы речь шла только о проблеме физического сообщения между частями города, можно было бы ограничиться простым решением, проложив улицу вокруг холма. Важно было добиться, однако, символического "слияния" с городом.

Следует отметить также, что Сикст расширил законодательные границы, установленные Григорием XIII, что оказалось весьма полезно для развития города. Споры о границах земельных участков между землевладельцами улаживались теперь намного быстрее, при том что снижение налогов и освобождение от различного рода ограничений оказывали стимулирующее воздействие на городское строительство.

Таким образом, реформы Сикста V обеспечили структурную и законодательную базу для расширения "барочной" части города. Никто из пап позднейшего времени, включая Александра VII, не внес столь значительного вклада в переустройство города. Преем

ники Сикста наполнили созданную им структуру великолепными, образующими собственные ансамбли постройками, вписав их в паутину улиц центральной части города.