Готические церкви Средневековья

ОБЩИИ ИСТОРИКО — КУЛЬТУРНЫЙ ФОН ЭПОХИ

By 2 июля 2019 No Comments

Вся полнота повседневной жизни Средневековой Европы, пронизана универсальной идеей Божественного порядка, что придавало и повседневности и искусству характер упорядоченной системы, подобно тому, как упорядочены были учение Церкви, общество и наука. Культовая архитектура, а также изображение священных сюжетов были своего рода наукой, которая имела особые законы и никогда не оставляла церковное искусство на произвол творческой фантазии мастера. Несомненно, это своеобразное богословие в образах приняло форму доктрины уже на раннем этапе существования, поскольку очевидно, что именно ею, начиная с самых древних времен, руководствовались мастера по всей Европе. Это учение в XIII в. было передано Церковью светским архитекторам, скульпторам и живописцам, и они бережно сохраняли священные традиции. Во многом именно благодаря этому искусство Средневековья и в период своего расцвета смогло сохранить иератическое величие образов ранних веков христианства. Тринадцатый век занимает в истории средневековой Европы центральное, можно сказать, срединное положение. Процессы, которые происходили в западноевропейской цивилизации на протяжении X — XII веков, связанные с возникновением и вызреванием феодальных отношений сложились в стройную систему. Власть Римских первосвященников, длительное время ограниченная противодействием германских императоров бывшей «Западной Римской империи» — достигли в XIII столетии кульминации своего могущества, и пыталась подчинить своему влиянию территории традиционно восточного (православного) христианства, впрочем, с переменным успехом. Результатом такого «воинственного миссионерства», завершившегося взятием и разграблением Константинополя в 1204 г. крестоносным ополчением, стал окончательный разрыв Восточно-Православных Церквей с «латинством» (так отныне станут именовать западное христианство на Востоке). Это столетие характеризуется значительным обогащением культурной и общественной жизни, возникновением и становлением огромного количества разнообразных новых явлений, их сосуществованием и борьбой, как между собой, так и с наследием прошлого. Это был век, связующий традиции восходящие ко временам «каролингского возрождения» с новыми процессами, начало которым было положено в предыдущем столетии. Век революционных новшеств и смелых экспериментов, одни из которых так и остались экспериментами (обнаружив свою несостоятельность), другие имели самые широкие последствия, изменив впоследствии весь облик средневековой цивилизации. Одновременно с этими процессами, XIII век характеризуется попыткой остановить «прекрасное мгновенье» цветущего многообразия в высшей точки развития средневековой цивилизации. В теологии — это «Summa» Фомы Аквинского, в религиозной жизни — трибуналы «святейшей инквизиции» и нищенствующие монашеские ордена, в архитектуре и искусстве — высокая (зрелая) готика, поэзия провансальских трубадуров, рыцарские романы и назидательные Exempla, пышные родословные и родовые гербы, рыцарские кодексы и правила куртуазного поведения, старинные кутюмы и новое понимание королевской власти — в среде «благородных» сословий. Строгая цеховая регламентация — в среде ремесленников и торговцев и наконец, возникновение университетов с их четкой системой факультетов и деканатов. Все эти явления, находившиеся в начале XII века лишь в зачаточном состоянии, в конце XIII явлены нам во всей своей полноте.

Но таков был итог более чем столетнего процесса, истоки же его следует искать даже не в начале XII веке, а гораздо ранее. В этом смысле многие исследователи считают, что процессы, возникшие в XII веке, начали складываться в последней трети века XI. При этом следует учитывать, что границы эпохи как некоего определенного этапа европейской истории (имеющего свои особенности и закономерности), в этом, как и во многих других случаях, не совпадают с хронологическими границами столетий. Так в 1076 году в Камбрэ возникает первая французская городская коммуна. В Английском королевстве в 1084 году проводится первая поземельная перепись, ознаменовавшая собой начало централизации власти в государстве. 60 -70 е годы XI столетия отмечены походами французских, а затем и немецких рыцарей в Испанию для борьбы с маврами, что предвещает дальнейшее продвижение на Восток в эпоху Крестовых походов. С конца 70-х годов XI века римские папы начинают призывать властителей Запада оказать помощь восточным христианам против экспансии тюрок-сельджуков, а в последствие к освобождению Гроба Господня в Иерусалиме от владычества Ислама. В 1095 году был провозглашен и в 1099 году завершен взятием Иерусалима Первый крестовый поход, изменивший ход европейской истории. В конце XI возникают первые произведения провансальской лирики, примерно в это же время записан существовавший ранее в устной традиции цикл героических поэм о Гийоме Оранжском, а около 1100 года — еще одна эпическая поэма — «Песнь о Роланде». В конце XI столетия появились рельефы обхода хора церкви Сен-Сернен в Тулузе, что возвестило о рождении монументальной каменной скульптуры в христианской Европе.

И, наконец, в первой четверти XI века в Ломбардии и на юге Франции громко заявляет о себе дуалистическая ересь — катаров (патаренов, альбигойцев), которой суждено было настолько потрясти римскую церковь, что против нее впервые был объявлен Крестовый поход в самой Европе. После 1017 года о катарах говорят уже не только в Ломбардии, Тулузе, Лангедоке, Провансе и Аквитании, но и в Перигоре, Лемузьене, Пуатье, Орлеане и ряде других городов. Стоит отметить тот

факт, что вопрос о происхождении ереси катаров (альбигойцев) до сих пор окончательно не разрешен. Существуют различные научные направления и целые школы, взгляды которых подчас прямо противоположны, а иногда, к сожалению, подчинены еще и политическим, религиозным или даже эзотерическим концепциям своих представителей. Оставив в стороне сомнительные гипотезы Отто Рана и смелые эзотерические фантазии «Общества по изучению катаров», мы достаточно кратко постараемся изложить научные факты, которые приняты большинством историков. Обычно полагают, что окситанский катаризм возник благодаря распространению богомильства (славянского варианта павликианства) из

Болгарии через Хорватию и Ломбардию. Лангобардские племена, населявшие Ломбардию, длительное время исповедовали арианство и поэтому всегда находились в оппозиции папской власти. После того как Рим в VIII веке призвал франкских королей против лангобардов, последние вынуждены были принять формально «православное» исповедание. Однако ломбардские городские коммуны отнюдь не скрывали своего недовольства властью Римских пап и в X-XI вв. еретическое движение здесь приобрело характер открытой оппозиции господствующей церкви.   Учитывая давние связи Юга Франции с Ломбардией, где-то в это время ересь катаров появляется и в городах Окситании, по крайней мере, точные указания на ее проникновение начинаются с 1017 г.26

В течение короткого периода ересь распространилась не только по всему Югу (где в епархиях Тулузы, Альби, Каркассона, Комминга Аженуа, Безье — господствовал крайний, так называемый «албанский» толк катаризма), но и проникла на север, захватывая Перигор, Лемузьен, Пуатье, Орлеан, Руан, Аррас и даже г. Люттих в Бельгии. Интересно заметить, что последователей катаризма называли различными именами: публикане, «еретики тулузские», «Bugares или Bugres» (болгары), «еретики провансальские» (поскольку они говорили на языке Прованса), пока наконец, в 1181 году впервые не появился термин «альбигойцы» в хронике лемузьенского аббата Готфрида, для обозначения главного и самого обширного центра ереси. В мае 1167 года в Сан-Феликс-де-Караман, неподалеку от Тулузы, произошел торжественный собор епископата альбигойской церкви, на котором председательствовал богомильский патриарх Никита (прибывший из далекой Болгарии) и представлявший Драговицкую церковь.  На этом «соборе» присутствовали представители альбигойских «церквей»: епископ Каркассона Бернар де Симорр, епископ Тулузы Бернар Раймон, епископ Ломбардии Марк, епископ Альби Сикар Селлерье, представитель от Италии Роббер Спероне, а также многочисленные консистории альбигойских общин. Именно здесь был заключен союз между всеми богомильскими и катарскими церквами; греческой, болгарской, македонской, далматской, ломбардской и французской, решен частный вопрос о разделе «церквей» Тулузы и Каркассона, а также посвящены епископы Жеральд Мерсье в Каркассон, а Раймонд де Казалис в г. Арен. Мы видим, что на соборе в Сан-Феликс-де- Караман, катары (альбигойцы) впервые открыто заявили о своем полном отторжение от Рима. По сути, было заявлено о создании своей церковной организации.  О том, что такая церковная организация действительно существовала и была довольно влиятельной, мы можем узнать из документов инквизитора Ренье Саккони, который в 1250 г. насчитывал во Франции, Окситании и Италии 12 «катарских церквей» или епископств. Во Франции — церковь Франции; в Италии — церковь альбаньенцев (Дезенцано), церковь Конкореццо, церковь Баньоло, Виченцы, Флоренции и Валь-де-Сполетте. В Окситании — церкви Тулузы, Альби, Каркассона, Ажена (к ним следует добавить церковь Разеса, созданную в 1225 г. катарским собором в Пьесе, департамент Од, о существовании которой Саккони, похоже, не знал). Кроме того, на Востоке и в Византийской империи существовали: церковь Склавонии (Далмация), латинская и греческая церкви Константинополя, церковь Филадельфии романской (Византийской империи), церковь Болгарии (умеренные дуалисты) и Драговицкая церковь (абсолютные дуалисты).  Ввиду такой явной угрозы монополии Католической церкви на духовную жизнь в Европе, уже на III Латеранском соборе 1179-1181 годов, Папа призвал европейских рыцарей к оружию против катаров, официально объявив Крестовый поход и полное прощение грехов всем его участникам, что впрочем в этот раз не возымело особого успеха.

Стоит отметить, что облик XI столетия в целом как эпохи определялся лаконичными, суровыми и резкими чертами. Его наиболее крупные, запоминающиеся события и явления — спор об инвеституре (заключавшийся, по сути, в борьбе двух универсальных центров, папы и императора, гвельфов и гиббелинов, за политическое господство в Европе); «Великая схизма 1054 года»; раскол между западной и восточными церквями, реконкиста в Испании; новая волна переселений северных народов, выразившаяся в завоевание норманнами территорий в Испании, Англии, южной Италии и Сицилии. Историческим фоном этого века всеобщей борьбы всех против всех за универсальную власть и за обладание территориями были феодальная раздробленность и абсолютная гегемония монастырей в интеллектуальной и художественной жизни Европы. Последующее, XII столетие историки справедливо именуют эпохой становления той христианской европейской цивилизации, которая в XIII веке достигнет своей кульминации. Возникшее в Западной церкви, т.н. «клюнийское движение» в пользу очищения нравов, и получившее впоследствии наименование «Григорианская реформа», по имени Папы Григория VII Гильдебранда (1073-1085), завершилось окончательным установлением и внедрением в жизнь новых форм внешней организации европейского общества. Отмена брака белого духовенства и установление «целибата», установления строгого порядка рукоположения священников и епископов, создание структуры приходов (окончательно завершившееся в XIII веке), введение «Чистилища», как «третьего места» потустороннего мира и, наконец, создание новых монашеских и духовно -рыцарских орденов, определило совершенно новые черты внешней организации Римско-католической церкви. Основные ключевые моменты, ставшие определять общий уклад жизни, согласно Ж. Ле Гоффу заключались в следующем: приход, крещение детей, христианский брак, семья в качестве ячейки церкви (общества), обуздание нравов под угрозой адских мук (отлучения от церкви), церковная дисциплина во время служб и постов, молитвы за усопших (перечень которых дает в своем исследовании Эрве Мартен) и наконец «активизация» борьбы с демоническими силами, препятствующих спасению души верующего, характерны для XII — XIII столетий. К этому же периоду относится робкое возрождение народной культуры, пришедшей отчасти из варварского прошлого, отчасти из римских времен: танцы, шествия ряженных, карнавальные процессии, потихоньку начинают появляться на улицах средневековых городов.