Новые черты в русской архитектуре

565

Новые черты в русской архитектуре обозначились достаточно рельефно в церкви Николы Большой Крест в Москве. Здание повторяло традиционную композицию кубического пятиглавого храма на подклете с приделом. Но простота и ясность его объемов, вертикальность пропорций и многоярусная система ордерных расчленений четверика уже отличали это сооружение от сложной живописной асимметрии построек предшествовавшего периода: в архитектурной композиции здания ясно выражено преобладание его башнеобразной главной части. При старой системе верхнего света с небольшим барабаном зодчий, увеличивая высоту храма, ввел еще ряд восьмиугольных окон, приблизив их к пяте сомкнутого свода 1. Это был шаг в сторону создания светлого торжественного интерьера, гармонирующего с внешним обликом храма, но здесь ордерный декор был поверхностным членением стены, и вместе с кокошниками являлся отзвуком закомар и лопаток старого соборного типа храма. Трактовка третьего яруса с восьмиугольными окнами, как аттикового, создавала органический переход от стены к кокошникам и пятиглавию.

Двухъярусный храм с зимней церковью внизу следует типу пятиглавого храма с трапезной, более короткой, чем обычно, и открытым гульбищем. Отсутствие боковых приделов позволило сделать четверик стройнее и лучше осветить интерьер, чему содействовало и появление впервые в этом храме двухъярусного светового барабана центральной главы большего, чем обычно, диаметра. Это, как и относительно тонкие стены четверика при значительном пролете сомкнутого свода > явилось конструктивным достижением мастеров. Впечатление легкости и стройности сооружения усиливалось и ярусно расположенными резными белокаменными парапетами четверика, заменившими прежние кокошники.

Новое начало в архитектуре сказалось очень ярко в так называемых «строгановских» 1 постройках — бесстолпных кубических храмах традиционного типа, связанных между собой родственными чертами. В них наряду с развитием новых архитектурных форм были блестяще разрешены сложные технические задачи, связанные с проблемой освещения интерьера.

В Смоленской церкви в с. Гордеевке —кубическом храме с приделом, эта задача решалась, как и в Кадашевской церкви, за счет двухъярусности и увеличения диаметра барабана центральной главы, что сообщало сомкнутому своду впечатление большей легкости.

Новые черты проявились и в общей композиции храма, в тенденции к центричносте, в общем регулярном строе здания. Колокольня, придел и апсиды подчинены увенчанному пятиглавием четверику, а фигурные парапеты, трактованные в виде люкарн, ритмически нарастая к середине, повторяют в своем общем очертании расстановку церковных глав и связывают их с четвериком. Это, как и выделение центра фасадов группировкой окон и колонн, создает иллюзию сложного нарастающего движения всей композиции ввысь. Своеобразно трактованный двухъярусный ордер, отмечая по традиции колоннами места пересечения стен, приводит к одной высоте разновысотные в более ранних постройках алтарь, придел и притвор, служа здесь не только украшением, но и элементом, объединяющим все здание. Широкое применение мотива раковин и люкарн, высокорельефной скульптурной резьбы и накладного орнамента, характерное для многих европейских стран в XVI—XVII вв., свидетельствует о расширении связей с западом. О том же говорит и наличие некоторых барочных тенденций в трактовке фасада четверика, в частности в сильном акцентировании его средней оси.