НЕВСКИЙ ТЕАТР В. А. НЕМЕТТИ — ДОХОДНЫЙ ДОМ В. О. КОЛЫШКО

ПОИСТИНЕ удивительную метаморфозу претерпело это здание: из театра оно превратилось в доходный дом 59. Сегодня, при взгляде на рядовую жилую постройку, трудно даже представить, что за ее стенами скрыты бывший зрительный зал со сценой и фойе. Этот беспрецедентный случай показывает, что менявшиеся условия и желания заказчика приводили порой к кардинальной перестройке и функциональной трансформации не только старых, но и новых сооружений.

Обширный участок на углу Геслеровского переулка и Большой Зелениной улицы с конца XIX в. принадлежал отставному капитану 2-го ранга В. О. Колышко. В 1898 г. гражданский инженер Александр Монтаг построил угловой четырехэтажный дом (ныне Чкаловский пр., 18/14) и деревянные жилые флигели. Через несколько лет появились театр и сад с эстрадой, павильонами и буфетом, которыми распоряжалась жена домовладельца В. А. Неметти60.

Австрийская подданная, артистка Вера Л инская-Неметти была опытным и предприимчивым антрепренером. Около 15 лет она арендовала у Демидовского дома призрения трудящихся театр и сад на Офицерской (Декабристов) улице, 39. В 1900 г. договор с ней не был продлен, и вскоре она решила создать свой театр с садом на участке мужа на Петербургской стороне61, которая начинала в ту пору бурно застраиваться.

В стилевом решении театра явно преобладали интонации австрийского сецессиона, чрезвычайно популярного в петербургской архитектуре на грани веков. Наверное, здесь сыграло свою роль и происхождение антрепренерши. Этому варианту нового стиля и, в частности, работам Й.-М. Ольбриха созвучны ясность объемного построения, большие светлые плоскости стен, чередования прямых линий и плавных дуг, гигантское «пятно» центральной группы окон, иллюзорные округления нижних частей лестничных проемов, рельефные фризы, геометризованные соцветья на «ползучих» изогнутых стеблях. Специально приглашенные лепщики из Вены должны были принести с собой чистоту сецессионистского декора.

По структурным особенностям постройка Монтага принадлежала к тем новаторским образцам модерна, от которых тянутся нити к функционализму (конструктивизму)63. В ней были реализованы принципы функционального зонирования с выделением близких по назначению групп помещений в самостоятельные объемы и трансформации пространств в соответствии с разными способами сезонной эксплуатации. Родство с функционалистской архитектурой видится в единстве внутреннего и внешнего, в четкой артикуляции и геометризации объемов, выявлении чистых плоскостей, прорываемых остеклением, в открытой металлической конструкции летнего театра. Близки зрелищным сооружениям середины 1920-х — начала 1930-х гг. основной зал с одним балконом, секториальная в плане летняя часть, горизонтальный стеклянный экран фойе и узкие высокие окна лестничных выступов. Асимметричный план здания напоминает, например, один из проектов клуба лидеров советского конструктивизма братьев Весниных (1932).

Невский театр существовал недолго. Несмотря на возможность интенсивного использования, он, видимо, не приносил больших доходов, и в погоне за выгодой оригинальное сооружение перестроили в заурядный жилой дом. Реконструкцию остроумно и экономично осуществил многоопытный техник Павел Мульханов (проект утвержден 24 марта 1908 г.). Он особенно много работал на Петербургской стороне, за два предреволюционных десятилетия построил в этом районе более полусотни доходных домов и других зданий64. Мульханов разобрал боковое крыло и летний зал и нарастил стены основного здания до пяти этажей. Пространство зрительного зала превратилось во внутренний двор, а окружавшие его галереи и ряды помещений стали общими коридорами, с цепочками комнат. Снаружи о первоначальном сооружении напоминают нижние части стен, а также узкие выступы бывших театральных лестниц. Со стороны проспекта, слева, здание расширено немного выступающей пристройкой.

Непритязательные фасады покрыты шершавой фактурной штукатуркой. Скромная деталировка носит классицистический оттенок (руст, лепные венки и гирлянды). Стены во дворе обегает струящаяся цветочная лента, стилизованная в духе раннего модерна. Скругленный внешний угол здания акцентирован массивным цилиндрическим эркером и изогнутым в плане крупным криволинейным фронтоном. Скорее всего, мотив углового завершения, плавно взмывающего огромной волной, Мульханов подсмотрел у архитектора Ф. А. Корзухина в доме А. В. Шувалова (1904-1905, Средний пр., 14/4565). Он варьировал его также в угловых домах на Чкаловской проспекте, 17/35 (1907) и Каменноостровском проспекте, 50/1 (1909). Первое из этих двух зданий, принадлежавшее самому технику-строителю, перекликается в перспективе Чкаловского проспекта с силуэтом дома Колышко.

В 1913-1914 гг. Мульханов расширил и надстроил сооруженный Монтагом первый дом на участке (Чкаловский пр., 18/14). Интересно четырехэтажное жилое здание в глубине участка (№ 16, корпус Б), возведенное в 1912-1913 гг. Г. О. Гиргенсоном для М. А. фон Гук66. Выявление разными фактурами и тоном штукатурки больших участков стены, жестко геометризованный рисунок канеллированных «лопаток-простенков, уступчатых бетонных кронштейнов и «перспективных» ниш с вазами — эти и другие оригинальные находки позволяют отнести композицию фасада к незаурядным опытам модернизации классицистических форм.