КВИНСЛЕНДЕР

Самый характерный тип жилого дома присущ не только штату Квинсленд, а его составляющие не уникальны и для всей Австралии. Однако сочетание компонентов, используемое в ограниченном числе комбинации, придает дому легко узнаваемый вид, подходящий для субтропического климата. Но не только климатические условия определили форму квинслендера.

Брисбен, в отличие от Мельбурна, строился медленно. Здесь не было золотой лихорадки. В 1860 г. правительство Квинсленда решило увеличить иммиграцию, продавая земельные наделы по 18 фунтов стерлингов, в надежде привлечь фермеров. Но многие покупали землю для строительства жилья. В 1885 г. Земельное управление штата своим указом определило, что минимальный размер участка для строительства жилья должен быть 0,04 га/0,1 акра, чтобы уменьшить риск распространения пожара в деревянном городе. Поэтому отдельно стоящие дома стали нормой даже для бедных, и город развивался в основном по окраинам. Древесина, пригодная для строительства, в изобилии имелась на побережье Квинсленда. Конечно, выбор площадок для поселений определялся близостью лесов с мягкой древесиной, главным образом араукарии

Куннингама и бунии. Паровые лесопилки, появившиеся в Брисбене в 1850 г., производили дешевые деревянные компоненты, такие как стойки и доски. Позже стали изготавливать оконные и дверные блоки. Вплоть до 1950-х гг. древесина оставалась самым дешевым строительным материалом.

Компоненты собирались в дома с каркасом из деревянных брусков. Легкие вертикальные бруски сечением 10 х 5 см размещались по периметру на расстоянии 45-60 см друг от друга. Их вставляли шипами в гнезда и прикручивали шурупами к панелям потолка и пола. Затем диагональные распорки (диаметром 2,5-5 см) крепили заподлицо с внутренней стороны брусков. По технологии, характерной для Квинсленда, только внутреннюю поверхность каркаса крыли одиночным слоем досок с фасками. За счет подобной экономии получался открытый каркас, напоминавший каркасы запад-

ноевропейских домов, построенных наполовину из дерева, а наполовину из кирпича. Подобная технология была возможна только благодаря необычайно мягким зимам; иначе открытые каркасы могли бы сгнить.

Весь «квинслендер» обычно устанавливался на торчавшие из земли столбы. В Брисбене это было обусловлено холмистой топографией, а выравнивание площадок перед строительством требовало больших затрат. В других местах это помогало предотвращать распространение термитов, поскольку

столбы закрывали металлическими кожухами, что улучшало вентиляцию под домом, а также затрудняло проникновение в дом змей.

Некоторые дома имели простую прямоугольную планировку, разделенную по оси коридором, с большими верандами по длине всего фасада. Веранда была характерной деталью, взятой из индийской архитектуры. Социальную важность веранды Джордж Элиот подчеркнул в своем романе «Даниэль Деронда» (1876), героиня которого, Гвендолина Харлет, говорит о доме Грандкорт: «У него есть все достоинства, чтобы муж чувствовал себя в нем хорошо, — зубчатая стена, веранда, конюшни». Но веранда доказала и свои практические преимущества в условиях жаркого солнца Квинсленда и стала определяющей деталью дома. Иногда ее украшали коваными балюстрадами и двойными столбами, как в Рейлхине, постройки 1888 г.

Крыши с крутыми скатами увеличивали объем воздуха, служившего изоляцией в чердачном пространстве. В верхней части шатровых крыш часто проделывали большие вентиляционные отверстия, через которые уходил теплый воздух. Отверстия в свесах крыши и вблизи конька также помогали освежать воздух в комнатах.

После создания в 1901 г. в Австралии федерации широко распространился «федеральный стиль». Успех деревянной традиции Квинсленда подтвер

ждает тот факт, что в этом штате практически не появлялись новые архитектурные стили. Частично это было обусловлено удаленностью штата, но главная причина заключалась в том, что каменные дома не подходили так успешно для климата Квинсленда, как деревянные.

Но в некоторых «квинслендерах» все же просматривается стилистическое влияние зарубежной архитектуры. Например, купола Бундаха, спроектированного Ричардом Гейли в 1907 г., демонстрируют влияние индийской архитектуры. Стиль восьмиугольных павильонов повторен, но в более крупном масштабе, в Креморне (1905), этот дом на самом деле был спроектирован как жилой дом для владельца трактира. Получился красивый деревянный дворец с эффектными угловыми павильонами и большим щипцовым портиком. Дом имеет У-об- разную планировку, при этом гостиная и другие комнаты общего пользования обращены на вос

ток, а спальни и кабинет — на запад. Весь ансамбль смотрится эффектно и является ярким подражанием международному «стик-стилю». Но не все квинслендские дизайнеры работали в этом направлении. Одним из наиболее авторитетных архитекторов того времени был Робин Доде.

Независимость мышления Додса четко просматривается в дизайне его первых домов, для строительства которых использовалась твердая древесина, а не мягкая; Доде красил дома не в белый цвет, а пропитывал маслом и красил в красный цвет

в скандинавских традициях. Его сохранившиеся последние дома гораздо более простые, ориентированы в направлении преобладающих северо-восточных бризов. В Рейнджмуре (1910) Доде создал впечатление прочности дома, спрятав стойки за деревянными панелями, визуально напоминавшими плинтус. Фасады дома укрывали широкие веранды. А между широкими столбами веранды Доде разместил волнистые декоративные перемычки, выпиленные лобзиком. Свободный интерьер дома способствовал улучшению вентиляции. Между

спальнями размещались ванные, и в доме даже имелся туалет.

Расцвет строительства «квинслендеров» завершился с началом Первой мировой войны. После этого в домах появились экономичные черты, характерные для калифорнийских бунгало: более плоские щипцовые крыши, часто обшитые дранкой, и эркеры. И только после Второй мировой войны снова появились шатровые крыши, но дома уже строились без веранд и декоративных деталей, расцвет которых пришелся на начало века.

БОДЕЗЕРТ