Интерьеры середины XVIII в.

10

Небольшие сдержанные по убранству помещения петровского времени сменились анфиладами огромных богато украшенных зал, широких парадных лестниц, изысканной компоновкой предметов обихода. Во всех дворцах того времени парадные лестницы включались в анфиладу залов, часто являясь главным элементом.

Иногда даже создавали специальные пристройки для их размещения.

Основная часть дворцов — залы для приемов, построенные анфиладой. Двери проходных залов находились на общей оси. С обеих сторон зала устраивали по несколько гостиных, сходных между собой размерами и отделкой. Интерьеры с анфиладами и дворцовыми залами были поистине фееричны. Их компоненты — золоченая резьба, лепка, обилие зеркал, колебание свечей — все это придавало помещению парадность и блеск. Просторные залы главной анфилады, перетекающие один в другой, поражают золотым сиянием.

Расположенные по одной оси проемы дверей, убранные пышными резными золочеными наличниками, сливались зрительно в единое целое, открывая полную блеска перспективу. Главный зал являлся галереей с огромными окнами на обе стороны.

Простенки между ними заполнялись высокими зеркалами. Все было залито светом. Золоченая резьба обрамляла зеркала, двери и окна.

Зал занимал всю ширину дома и освещался окнами двух продольных фасадов. В середине XVIII в. парадная спальня стала приемной комнатой в парадной анфиладе. Композиционный центр парадной спальни — ниша, где находилась кровать. Весь объем комнаты делился на несколько частей: большая примыкала к окнам и оставалась свободной, а у противоположной стены ставили кровать и по бокам от нее — два отгороженных подсобных помещения: гардеробная и комодите, или кабинет удобств. Первая использовалась для хранения одежды, а вторая представляла собой маленький чуланчик для отправления потребностей.

В эпоху барокко, когда анфилады состояли из почти одинаковых помещений (за исключением зала), близких в плане к квадрату и одинаковой высоты, индивидуальные средства каждого интерьера задавались различиями в цвете и декоре комнат. Окраска стен или их обивка, декор на стенах, потолках и падугах в виде гипсовой лепки или резьбы по дереву придавали индивидуальность одинаковым комнатам.

Интерьеры середины XVIII в. были выполнены в декоративном и блестящем стиле. Внизу стены шла низкая панель, расчлененная на ряд орнаментированных филенок, основная часть стены разделялась на большие поля, обрамленные тонкими резными рамами, которые затягивались цветным штофом. Орнаменты оплетали стены, порталы, оконные проемы тянущимися вверх или ниспадающими гирляндами. Пластика была выполнена в технике резьбы по дереву или делалась из гипса или папье-маше. Все это золотили. Резные обрамления дверей и окон в виде масок и раковин сочетались с плавно чередующимися завитками аканта и цветков. Невысокие деревянные панели сверху и снизу стены обрамляли профилированными позолоченными тягами, орнаментировали так же, как и двери.

Резные картуши, волюты, фигуры женщин, амуры, атланты и кариатиды, раковины, переплетающиеся с гирляндами цветов завитки создавали сказочный, неповторимый в своих очертаниях орнамент. Чтобы спрятать плоскость стены и превратить ее в насыщенное светом и тенью «живое» , барокко использовали сильно выступающие карнизы, лепные украшения, пучки колонн. Шло перенасыщение орнаментом и скульптурой.

Получила распространение система больших двухцветных окон с арочными перемычками. Стремясь иллюзорно расширить пространство залов и комнат, стены декорировали зеркалами. Зеркала занимали большие и малые простенки. Их украшали золочеными рамами криволинейных очертаний. Часто к стенному зеркалу приставляли небольшой консольный столик. На глухих стенах залов помещали зеркала напротив окон. «Ложные окна» — это зеркала в рамах в виде оконных переплетов, которые раздвигали стены и создавали иллюзию бесконечного пространства. Эффект оптического отражения возрастал при расположении источников света при зеркалах.

Потолки, полы и печи. Дверные и оконные проемы стали больше, застекленные двери вели в парк или сад, создавая связь интерьера с природой. Над дверями, отделанными резьбой, находились десюдепорты. Дверной проем обычно замыкался узким наличником и обрамлялся по сторонам декоративной скульптурой и горельефной резьбой.

Полотна дверей и откосы проема окрашивали в белый цвет и украшали криволинейными раскладками.

Участок стены над окном или дверью — супрапорта — декоративно украшали лепниной и позолотой. Часто фигуры атлантов не лепили, а писали в технике гризайль, которая имитировала скульптуру.

Потолки были плоскими и покрывались плафонной живописью. Резкий переход между стеной и потолком маскировали устройством падуг. Потолки опирались либо на профилированный карниз, либо на невысокую падугу. Падуги — криволинейные поверхности между потолком и карнизом — заполняли лепкой и живописью. При этом поверхность потолка уменьшалась, и помещение казалось выше. Живопись на потолке создавала иллюзию связи интерьера с внешним миром. Высота потолка иллюзорно увеличивалась живописным перспективным плафоном с изображением неба и ангелов. Плафонная живопись, исполненная художниками-декораторами, создавала иллюзию бесконечности поднимающегося высоко вверх зала, подчеркивалась парящими в небе фигурами разной соразмерности, четко оттеняющими их разную удаленность от зрителя.

Полы были многоцветные, узорчатые, штучные, наборные. Паркет набирали из ценных пород деревьев. Они были настолько сложны по рисунку и по количеству пород ценного дерева, что ни один из мастеров долгое время не соглашался их исполнить. Наборный паркет отличался строгостью рисунка, контрастностью по отношению к пышному и красочному убранству стен и потолка. Полы дворцовых зданий делали по геометрическому рисунку — квадраты, ромбы, звезды.

Во дворцах выкладывались большие «многоярусные» печи, которые покрывались сплошным ковром гладкими сине-белыми голландскими изразцами. В середине XVIII в. в залах начали симметрично ставить по две печи — одну против другой. В $о-е годы печь стали ставить не вдоль стен, а под углом к ним, видимая поверхность печи стала трехгранной. Угол как бы смягчился, но в дальнейшем такие печи применять перестали. В бо-е годы впервые появились печи со скошенным внешним углом, то есть с тремя лицевыми гранями. Появились трех-, четырех- и более ярусные печи до потолка с вертикальной ориентацией. По-прежнему были в моде изразцы — много- и одноцветные, рельефные и гладкие.