Интерьер моста

444

Интерьер моста — понятие, которое в проектной практике и теории фактически не употребляется, несмотря на его очевидную важность. Оно имеет два аспекта: с одной стороны — это так или иначе фиксированное символическими ограждениями (перилами, цепочкой фонарей, несущими конструкциями и т.д.) внутреннее пространство моста, предназначенное для пешеходов или транспорта; с другой — окружающие его панорамы (условные ограждения бассейна восприятия, который виден людям, пользующимся мостом). Другими словами, в едином понятии «интерьер моста» сливаются и градостроительные факторы формирования этих сооружений, и местные — ближний план архитектурно-дизайнерских решений.

Как и во всяком интерьере, здесь следует различать два типа проектных задач: построение первичной пространственной основы средовой структуры и ее детальную прорисовку.

Пространственная организация интерьерной среды определяется восприятием символических ограждений, привязанных к поверхности пролетного строения и обозначающих границы ближнего, принадлежащего наблюдателю пространства.

Эти визуальные символы имеют различную природу: массивные несущие конструкции — пилоны, арки и др., струны вант, замысловатые решетки ограждений, дорожные указатели и т.п. Различны их объемно-пространственные комбинации, но неизменен принцип работы: обозначать поле мостового интерьера. Нюансы конечных эмоциональные ощущений зависят от степени включенности последнего в комплекс впечатлений от композиционной системы «среда моста — среда окружения» в целом. Причем, поскольку количество возможных комбинаций элементов в такой системе не ограничено, неисчерпаемы и художественные возможности этого вида средового творчества.

Детали мостового интерьера. Не менее важны для мостовых интерьеров архитектурно-дизайнерские особенности элементов их «микросреды», образующие передний план картины «макросредовых» композиций. В этом деле современное мостостроение, целиком ориентированное на сугубо техногенные формы ограждений, вантовых конструкций и т.д., резко ограничило круг своих художественных возможностей. Видимо, следует привлекать и другие подходы к детализации целого, в том числе средства синтеза искусств, которыми столь богаты произведения мостового строительства прошлого .

Конечно, при этом проектировщики столкнутся с вопросами, общими для всей сферы синтеза искусств в дизайне среды: вписывание элементов изобразительного искусства в инженерно-технические ансамбли, разработка и использование новых изобразительных форм, основанных на сегодняшних достижениях техники, совмещение утилитарных и художественных функций в облике одних и тех же компонентов инженерно-дизайнерской структуры и т.д. Можно, конечно, еще некоторое время не замечать этих сложностей. Однако от этого они никуда не исчезают, и искать их решение все равно рано или поздно придется.

Наш обзор художественных аспектов современного мостостроения, разумеется, не охватывает предмета в целом. Не затронуты влияние скорости движения экипажей, пересекающих мост, на особенности его восприятия, приемы устройства на базе мостового перехода своего рода световых шоу, по-новому трактующих, казалось бы, давно изученную проблему «монумент в городе». Не упомянута кардинальная для сверхкрупных объектов задача синтеза технических решений и приемов ландшафтного дизайна и другие повороты темы, каждый из которых способен дать мощный импульс фантазии мастеров средового дизайна . Однако даже такой обзор «кричит» о необходимости переориентировать проектирование мостов с привычных чисто инженерных позиций на осознание их конструкции как объекта художественного, несущего колоссальный заряд эстетического воздействия уже в силу заложенной в его визуальной структуре идеи противоборства сил тяжести и стремления к свободе.

Рассмотренные на примере мостов идеи композиционного сращивания облика крупных инженерных сооружений с эстетикой городской среды, разумеется, приложимы и к таким формам «заполнения» средового бассейна как телебашни, пирсы, плотины, масштабные аттракционы типа «американские горки» и т.д., где главное — понимание того, что эти объекты уже в силу своего размера, исключительности формы и особой роли в жизни города играют роль доминант или акцентов первого ранга в композиционной структуре средовых ситуаций — именно им принадлежат сегодня «ключи от образа» и города в целом, и многих его районов .

Причем в этом виде средового творчества композиционные задачи разного уровня и класса столь переплетены, что вопрос выбора доминантной сферы приложения проектных усилий остается в компетенции проектировщиков и заказчиков — оригинальное творческое решение любой из них может привести к предельно эффективному результату. Следует только в очередной раз подчеркнуть — сегодня инженеры и дизайнеры из отпущенного им арсенала средств выразительности очень слабо используют возможности «декоративные» — от «формальной» прорисовки инженерно-конструктивных деталей до ландшафтных включений.