Художник Франц Йозеф Шпиглер

1

Родившийся в Вангене в Алльгау в 1691 году и скончавшийся в 1757 году, добился в этой области необычайных результатов. В церкви монастыря св. Фридолина в Бад Зекингене (см. с. 226, вверху) он объединил лестницу и "небесную архитектуру" с помощью некоторых изобретательных приемов. Шпиглер получил заказ на исполнение росписи в 1751 году. В его "Апофеозе св. Фридолина" лестничный пролет, выходит непосредственно из лепных украшений свода, продолжаясь линией облаков и вновь появляясь на другой стороне фрески, где лестница снова спускается к лепнине, переходя в приближенные к земному миру сферы. Подобный прием с лестницей формирует и композицию покрывающей более 480 кв. м росписи плафона в церкви бенедиктинского аббатства Цвифальтена (см. с. 225). Живопись располагается на четырех пролетах и в верхних частях арочных конструкций. Изображенные на сводах архитектурные построения поднимаются и опускаются, повторяя ритм арок и пролетов, и открываются вверх вдоль продольной оси свода ведущими вверх лестницами. Иллюзорное пространство населяется фигурами, представляющими короля меровингов Хлодвига и миссионеров-бене- диктинцев, ожидающих заступничества Девы.

Единство архитектуры, лепнины и живописи в монастыре Фри- долина отражает гармоничное сотрудничество Шпиглера со скульптором и мастером лепной декорации Йозефа Антона Фойх- тмайра (1696—1770). В Бад Зекингене Фойхтмайр был довольно сдержан в использовании рокайльного орнамента. Господствующей оставалась , которая одновременно служила основой для иллюзионистических живописных конструкций. Лишь декоративные растительные мотивы распространяются из картушей на плафон, где они повторяются рокайльными завитками. В Цвифаль- тене, напротив, архитектура как будто растворяется в густой лепнине, изящно охватывающей границы занятых живописью пространств.

Такое изобилие декоративных мотивов, замысловатая игра устремленных ввысь пилястр, волнистых картушей и архитектурных элементов, составляют черты неповторимого великолепия немецкого рококо на юго-западе Германии. Подобный орнамент в стиле рококо получил дальнейшее развитие в "Зале Господа" — паломнической церкви Девы в Бирнау (см. с. 228). Деятельность скульптора и мастера по лепнине Фойхтмайра определяет характер рокайльной манеры Верхней Швабии и Бирнау. Используя в качестве основы архитектуру Петера Тумба, он создал несравненное произведение искусства (1748-1750). Широкие окна заполняют интерьер светом, озаряющим даже помещенные в нишах и проемах рокайльные картуши. Балюстрада, обходящая галереи, следует за изгибами пролетов. Чрезвычайно интересны фигурки путти, среди которых — знаменитый путто, лижущий мед.

Выше зрителю открываются своды, покрытые живописью, выполненной Готфридом Бернхардом Гётцем, родом из Богемии. Сменяющиеся ряды пилястр увлекают взгляд в направлении хора, еле-

Художник Франц Йозеф Шпиглер

дуя формам стрельчатых арок, размывающих границы архитектуры и живописи, служа основами для нарисованного карниза, стоящие на котором мраморные колонны устремляются ввысь, к небу, отмеченному грядами взвихренных облаков. Изображенная в кульминационной части композиции Мария, восседающая на полумесяце, напоминает деву из Апокалипсиса, низвергающую всех недостойных в глубины ада.

Паломническая св. Анны в Хайгерлохе (1753—1755), хотя и не обладает столь пышным великолепием, как "зал Господа" в Бир- нау, производит сходное впечатление взаимосвязи архитектуры, живописи и скульптуры (см. ил. слева). церкви, вероятно, был создан прославленным мюнхенским мастером Иоганном Михаэлем Фишером. Создатель лепных украшений Фойхтмайр, скульптор И. Г. Векенманн и художник Майнрад фон Ов превратили это небольшое здание в неповторимое произведение искусства. Система идеальных пропорций — длина нефа равна ширине трансепта — рас

крывается перед хором. Такое строение интерьера напоминает взмывающий вверх занавес на подмостках сцены. Неф расширяется, переходя в трансепт, а, приближаясь к хору, сужается вновь. Опоры и пилястры, перемежаясь, ведут в глубь апсиды. Взгляд зрителя устремлен к волютам алтаря, заполненного орнаментом и населенного скачущими путти.

В Бирнау и Хайгерлохе архитектура, лепнина и живопись органично сливаются, создавая иллюзию пространства. Возможно, в этом случае скорее следует говорить о "рокайльном", а не "барочном" пространстве, поскольку рококо чаще связывают с использованием иллюзионистских эффектов подобного рода. Трудно представить себе более экстравагантные произведения в духе рококо, однако стоит обратить внимание на церковь в Штайнхаузене в Верхней Швабии, где искусство и иллюзорное пространство взаимодействуют несколько по-новому (см. ил. вверху). Паломническая приходская церковь свв. Петра и Павла была построена между

Художник Франц Йозеф Шпиглер

Интерьер церкви Девы, Бирнау, 1748-1750

Планы церквей "пилястрного" типа

Художник Франц Йозеф Шпиглер

Бирнау

Эберсбах

Художник Франц Йозеф Шпиглер

Вайсенау

1728 и 1733 годом Домиником Циммерманом, к творчеству которого мы еще вернемся в связи с церковью Вискирхе. Здесь успешно объединил мотив зала, образуемого отдельно стоящими опорами, и центрический план. Он ввел в овальный план сооружения дополнительную овальную форму, повторяющуюся в формах свода и усиливающую впечатление однородности пространства. Циммерман намеренно избегал использования патетических приемов, характерных для Бирнау и Хайгерлоха. Вместо этого он подчеркнул ощущение высоты овального купола, который его брат Иоганн Батист Циммерман заполнил иллюзионистической живописью, изображающей мир в виде аллегорий четырех сторон света и райские сферы, открывающиеся в пространстве церкви, но недоступные человеку. Эта часть фрески все же содержит намек на возможность проникновения в сокровенные области в виде реалистических деталей: в узоре лепных украшений можно заметить различных птиц и животных — дятла на дереве, сороку в гнезде, бабочку, белку и удода. Райский сад, таким образом, делается более доступным для верующих.