Фрагмент фасада дома М. в. Воейковой

Уцелели только овальные венки и панно с лебедями, придающие облику дома несколько салонный оттенок. На межэтажных поясах эркера, покрытых майоликой, сверкают золотистыми отблесками стилизованные цветы на густом синем фоне.

Черты «северного» модерна в композиции размыты классицизи- рующей струей. Симметрия и регулярность, акцентировка средней оси, четкие членения ярусов, рисунок балконов и карниза — все это свидетельствует о перерождении «нордической» вариации нового стиля. Но эта компромиссность не смягчила поборника неоклассики Г. К. Лукомского, который пренебрежительно назвал постройку «чухонским модерном, украшенным какими-то головами леших» и заклеймил ее как «возмутительную безвкусицу, о которой говорили с негодованием в архитектурном мире, указывая на то, что фасад дома испортил вид Невского проспекта, и изумлялись, как мог быть утвержден подобный проект»167. Наверное, дом Воейковой не принадлежит к вершинам петербургского модерна, но он интересен претворением приемов других архитекторов, мастерским исполнением фасадного декора и полифункциональной структурой. В дворовом корпусе был устроен кинематограф с вестибюлем и фотография двумя залами, компактно размещенными друг над другом.

Зданию на Невском стилистически близок доходный дом К. И. Воль- кенштейн (ул. Ленина, 33), построенный Минашем в 1910 г. 168 Здесь тоже нестандартно разработана тема центрального эркера. Это не объемный выступ, а упругая вспученность самой стены, прогибающейся будто под напором изнутри. Первый этаж облицован талько- хлоритом, основная часть фасада покрыта гладкой штукатуркой, наверху проходит ряд шестиугольных окон, а по краям выступают два ризалита. Бросается в глаза сходство некоторых рельефов с домом Бубыря. В обрамлениях широких окон, на опорных блоках вырезаны филины и птицы с длинными клювами. Правда, в отличие от портала дома на Стремянной, они в точности повторяют друг друга. Сквозь толщу замкового камня над высоким шестиугольным порталом продирается белый медведь; его морда и лапа мягко моделированы, что создает иллюзию объемности. При мастерстве исполнения рельефы на фасадах Минаша лишены единой меры условности, они не достигают той свободы стилизации и чеканности рисунка, которыми уверенно владел Николай Васильев.

Почти напротив высится громоздкий и несколько нескладный деталь декора дома И. Ф. Алюшинского угловой дом подрядчика строительных работ, потомственного почетного гражданина И. Ф. Алюшинского, возведенный в 1907-1908 гг. А. Л. Лишневским при участии П. П. Светлицкого (Малый пр. П. С., 66 ул. Ленина, 32)1б9. Со стороны Малого проспекта устроен крошечный курдонер. При постройке этого здания, как и ряда других (интересен дом Е. А. Рыбиной в Прядильном пер., 5/2, 1908 г.), Лишневский обращался к «северному» модерну. Курьезное и жутковатое впечатление производит лепной декор дома Алюшинского. К стенам прилип колючий чертополох. У подъездов ощерились злобные звери, они словно отпугивают непрошеных гостей. Декоративные кронштейны превратились в страшные львиные морды с разинутыми пастями. Горельефные изображения вырываются из плоскости стены. Они тяготеют то к натуралистичности, то к условной стилизации. Такая двойственность нередко встречалась в искусстве петербургского модерна.