Фетишизация формы

619

Фетишизация формы — явление понятное и в наше время всеобщее. Известный советский литератор К.И. Чуковский (кстати, мало кому известный как ученый, теоретик искусства) писал: «Только форма обладает той степенью устойчивости, той планомерностью развития, которая позволяет принять ее за величину постоянную, доступную научному учету и подверженную объективно определяемым законам эволюции, безусловно обязательным для их индивидуального сознания». Но он же отмечал: «Каждое ценное творение искусства — как бы ни были изощрены формы и средства его воплощения — содержанием своим имеет всегда какое-нибудь… чувство.

Ощущения — те могут быть (и должны) усложняться, утоньшаться, капризничать сколько им угодно, отклоняясь от всяких норм на тысячу верст, но чувство — только наивное и простодушное — создает истинное воплощение искусства». Потому что связь между формой и содержанием — динамична, непостоянна по смыслу: «Всякая утилитарная вещь, всякое утилитарное стремление при дальнейшем разверстывании культуры теряет утилитарную свою оболочку и начинает претендовать на самостоятельное значение, на существование, независимое от первоначальных целей».

Что и происходит в среде: ее элементы сами о себе могут выступать как факторы и эстетического, и прагматического характера, поскольку общее их соотношение куда важнее для средового образа, чем частные, для каждого потребителя индивидуальные, впечатления. Что позволяет:

• задействовать в средовых комплексах любые слагаемые и процессы, любые воздействия от «литературных» до физических, от исторических до футуристических — это будут, на языке учебника, «темы» художественного решения;

• связывать силу и направленность их взаимодействия не с декларациями авторов или критиков, а с реакцией массового потребителя, оценивающего в конечном счете «идею» произведения средового искусства — систему связей отдельных «тем» в его композиции.

Как отмечал тот же Чуковский, сегодня «вся тяжесть художественности падает на нетипичную комбинацию, а элементы комбинации могут и не обладать особой типичностью» — т.е. не принадлежать конкретному времени, стилю, направлению, — «вот современная молчаливо признанная эстетическая доктрина, вот зародыш будущего мерила красоты».

В котором найдут свое достойное место и многие рискованные эксперименты настоящего, и даже самые неуклюжие упражнения прошлых эпох. Тем более, что достижения последних по части понимания прекрасного в обыденном имеют тысячелетнюю практику, в целом одобренную человечеством.

Чудеса древних были построены рабским трудом масс и главное в них — количество труда. В пространстве витающие архитектурные чудеса современности построены будут искусством плюс ум и главное в них будет — количество ума.

…проектирование следует так же четко отличать от расчета, как синтез творчества от анализа исследования, и хотя эти процессы могут совпадать и дополнять друг друга, творчество все же никогда не будет прямым следствием аналитических исследований.

Исторически сложилось так, что архитектура, озабоченная возведением зданий и памятников, уделяла проектированию собственно городских пространств относительно мало внимания. Древний мир специально строил только узкопрофилированные открытые пространства — форумы, агоры, стадионы, сады, ритуальные дороги, оставляя основные компоненты городской среды, рядовые улицы и площади воле случая. Возрождение, а вслед за ним барокко впервые начали полагать городские площади не случайной комбинацией отдельных зданий, а самостоятельным объектом архитектурного творчества. К XVII веку в Европе стали задумываться о значении площади для города, и появились первые образцы специально построенных общегородских многофункциональных пространств. Сначала открытых для горожан дворцовых и соборных ансамблей, ближе к нашим дням — образованных цепью случайных градостроительных причин и следствий развитых функциональных комплексов. А сегодня проектируются органично развивающиеся «живые» системы, где переплелись пространственные замыслы зодчего и каждодневные заботы города, закрепленные калейдоскопом дизайнерских решений.

Чертежные техники черчение с использованием линеек, треугольников, шаблонов, циркулей и масштабных линеек — традиционный способ создания и представления архитектурного проекта и по-прежнему играющий значительную роль в постоянно изменяющемся мире техники. Когда мы чертим, мы развиваем в себе чувство пространства, создаем графическое изображение окружающей действительности.

В этой главе вы ознакомитесь с основными техниками черчения, конструирования геометрических форм и фигур и выполнением таких операций, как, например, деление заданной длины на равные отрезки. Освоение этих техник даст более полное представление о работе архитекторов и инженеров, а также поможет делать наброски и эскизы.

Основным элементом архитектурной графики является линия, а именно, след, остав ляемый карандашом или пером на какой-либо чертежной поверхности. Главное в черчении — научиться проводить точные линии и контролировать их толщину.

• Работая над чертежом, расслабьте руку, не сжимайте карандаш или перо слишком сильно.

• Держите карандаш или рапидограф в нескольких сантиметрах от грифеля или стержня.

• Двигайте инструмент не только пальцами, но всей рукой.

• нажимайте на инструмент равномерно, старайтесь избежать резких нажимов.

• Смотрите в ту точку, куда вы ведете линию, а не в ту, где она началась.

• черчение — это не только визуальный, но еще и осязательный контакт с поверхностью бумаги, пленки или планшета, на которых вы чертите. Это также кинестетический акт, во время которого движение руки и глаз осуществляются синхронно.

• Существует более простой способ черчения. когда вы пользуетесь компьютерной мышью или электронным пером, но когда вы вводите заданные координаты посредством клавиатуры, этот процесс уже нельзя назвать кинестетическим актом.