Фасад в соборе св. Петра

16

Особенно интересно решена здесь система декора. Своды и паруса были пышно орнаментированы. При этом Пьетро применил два противоположных принципа оформления наряду с прямоугольными секциями-панелями (как в Пантеоне), он также прибегнул к подчеркиванию ребер свода, близких по типу к использованным в соборе св. Петра. Борромини развил эту тему в виде отвлеченных, графичных по стилю построений, в то время как Бернини упростил и фактически вернул ее к первоначальным формам. Пьетро добился выразительного контраста, сопоставляя эту пышную орнаментику и маленькие фронтоны над оконными проемами. Тот же мотив повторяется в декорации фасада, с той лишь разницей, что определяющими моментами здесь оказывались изысканные линии оконных проемов и сложный рисунок, украшавший нижнюю часть купола.

Не менее необычным было решение главного фасада (ил. на с. 26). В то время как боковые и задний фасады были подобны четким граням призмы и служили лишь намеком на строение внутреннего пространства, главный точно воспроизводил линии интерьера и апсиды. Две мощные опоры по краям сообщают его силуэту дополнительное напряжение.

Когда в соборе св. Петра была завершена работа над бронзовым балдахином, Урбан принял решение приступить к перестройке фасада. Башни, спроектированные Мадерной, были выстроены до уровня цокольного этажа, прежде чем работы были остановлены. Рассмотрев ряд предложений по строительству фасада, Урбан выбрал Бернини, предполагавший колоколен. Развернувшиеся работы, однако, вскоре натолкнулись на технические трудности. Из-за недостаточной подготовки фундамента произошло оседание грунта.

В адрес проекта посыпались критические стрелы, сопровождавшиеся сплетнями и интригами. Строительство было остановлено, и Бернини утратил положение папского фаворита. Несмотря на неудачу, а возможно и благодаря ей, он пытался предложить еще ряд проектов, которые, однако, не были приняты, и в 1646 году возведенные части постройки были окончательно разобраны.

Архитектору в 1634 году было позволено расширить крипту (часовню под алтарной частью храма). Во время земляных работ здесь было обнаружено тело св. Мартина, и в 1635 году кардинал Франческо Барберини предписал начать реконструкцию существующей церкви согласно чертежам Пьетро да Кортона. В 1644 году были завершены строительные работы, а в 1650-м закончен интерьер.

Проект мастера базировался на мотиве греческого креста с апсидой на каждом из четырех концов. перестроил прежние стены, создав при этом необычайный пластический эффект, основанный на оригинальной трактовке классических ордеров. Стены и колонны сочленялись здесь тремя различными способами. В каждой апсиде колонны помещались в стенных нишах; в прилегающих к апсиде частях они отделялись от стены (в то время как стена «отступала» вглубь), а в четырех опорах подкупольного пространства колонны дополнялись соседствующими с ними пилястрами. В этой структуре колонны возвращали себе ту автономию, которой они обладали в античных постройках, став более пластичными и сохранив за собой функцию несущих конструкций.

Фасад

Джан Лоренцо Бернини Проект фасада собора св. Петра с боковыми башнями, 1636-1641

Франческо Борромини

Рим, оратория св. Филиппе Нери, 1637-1650 Главный фасад по виа дель Пеллегрино

Франческо Борромини

Оратория св. Филиппо Нери, 1637-1650

Боковой фасад. Вид с виа Папалис

Фасад

В одном из поздних эскизов Бернини использовал чертежи Мадерны, чтобы продемонстрировать преимущество своего подхода (рис. внизу). Он сделал башни более низкими, чтобы сделать минимальной нагрузку на фундамент, а впоследствии дополнительно уменьшил их вес, распределив его по более значительной площади основания башен. Сравнение с проектом Мадерны показывает также, что Бернини изменил облик фасада, сократив его размеры, но оставил нетронутым барабан купола. Возможно, он предполагал также изменить пропорции заднего фасада. Этот эскиз, очевидно, был еще одной попыткой Бернини убедить папу в достоинствах собственного проекта.

В 1637 году Борромини приступил к разработке плана, а затем и строительству оратории св. Филиппо Нери, принадлежащей филиппинцам, одной из ведущих католических конгрегации после ордена иезуитов. Подобно иезуитам, последователи св. Филиппо выбрали фасад, выходящий на виа Папалис, хотя южная часть здания по виа дель Пеллегрино имела более законченный вид. Урбан исправил си

Фасад

туацию, заложив дорогу, соединившую виа дель Пеллегрино с площадью перед новой ораторией св. Филиппо и церковью Кьеза Нуо- ва. Борромини принял участие в этом процессе, заново оформив еще два фасада здания. Программа общины предусматривала строительство сакристии, трапезной, часовни и библиотеки. План сооружения основывался на идеях архитектора Маручелли, которые остались незамеченными на конкурсе 1637 года. Строительство продвигалось быстрыми темпами, и к 1640 году оратория была уже завершена. Вскоре был закончен южный фасад, а к 1650 году был возведен и фасад по виа Папалис.

Борромини делает основной акцент на южном фасаде, выходящем на площадь и виа дель Пеллегрино. Здание часовни представляет собой своего рода гибрид, соединяющий традиционные элементы церковного фасада с чертами дворцовой архитектуры. Структура фасада практически не связана с организацией внутреннего пространства. Центральная ось ведет в часовню, которая, однако, открывается перед зрителем с боковой стороны. Главный вход заключен в пространстве между церковью и ораторией. Новый фасад, согласно плану, не должен был «конкурировать» с уже существующим церковным фасадом, и его облицовку предполагалось выполнить из кирпича.

План палаццо Карпенья, 1640-1649

Фасад

Франческо Борромиги

Рим, Сант Иво алла Саниенца, 1642-1644 (1646-1665)

План и вид на главный фасад

Он скомпонован из выпуклых и вогнутых «ячеек», и каждая группа пилястр располагалась таким образом, чтобы обеспечить наилучший вид для наблюдателя и максимальный доступ света во внутреннее пространство. Намеренная игра контрастов просматривается в сопоставлении главной осевой линии, огибавшей выпуклые формы на цокольном уровне «вогнутой» поверхности верхнего этажа с центральной нишей и аркой, придававшей ей дополнительную глубину. Известное логическое противоречие состоит и в том, что венчающий здание карниз поддерживается кронштейнами и этот «сильный» ордер служит опорой для легкого лучкового фронтона. С другой стороны, линия нижнего карниза разбивается на отдельные отрезки оконными фронтончиками, что заставляет усомниться в устойчивости целого.