Фасад церкви

5

Король Кастилии последовал этому совету и приказал разрушить все небольшие укрепленные церкви и аббатства, а население и запасы переправить в крупные укрепленные города, где впрочем, церкви также служили убежищем для населения. Например, жители города Сен-Бриен (Saint — Briene), где не было укрепленного замка, укрывались во время осады в городском соборе (один из редких примеров eglise fortifiee в Бретани), который и сегодня со своими двумя мощными башнями, скрывающими фасад, больше больше напоминает укрепленный замок.  В Берге (Bergues) английский гарнизон и жители при защите города от короля Франции использовали городскую церковь, как укрепленное убежище для женщин и детей.  В Кастельнодари (Castelnaudary), во время известного рейда Черного Принца, часть жителей укрылась в церкви Сен — Мишель и держала там оборону, но была сожжена англичанами.  В ряде случаев церковь в силу своих фортификационных особенностей служила не только убежищем, но и цитаделью. Например, в провинции Гиень (Guyenne) приходские церкви возводились как укрепления и некоторые из них оказывали сопротивление гораздо более серьезное, нежели феодальные замки. Так в окрестностях Байонна (Bayonne) существовала eglise fortifiée «церковь крепостного типа» Богоматери (Notre-Dame), которая причинила немалый вред англичанам во время Столетней войны, как упоминается в «Книге подвигов маршала Жана I Смелого» (Livre des faits du marechal Jean le Maingre, Boucicaut).

Иногда городские церкви непосредственно примыкали к городским стенам, играя в этом случае роль своеобразной цитадели — крепостного замка, служившего отдельным очагом обороны. Так, например, при осаде Понтуаза (Pontoise) королем Франции Карлом VII и коннетаблем де Ришмоном (de Richemont) в сентябре 1441 г., французам потребовалось вначале захватить церковь Богоматери (Notre-Dame), которая располагалась на одной и той же высоте с крепостными стенами, и лишь затем попытаться штурмовать город: «Как только англичане ушли (ночью они эвакуировали горожан, оставив только незначительный гарнизон ), люди монсеньора коннетабля, у которого было 5000 воинов, вооруженных пиками, прибыли на осаду собора Богоматери Понтуазской (Notre-Damr de Pontoise), и длилась осада два часа, и был взят собор, и все, кто был внутри умерли или взяты в плен, и произошло все это в одну субботу. А в воскресенье и понедельник, начались атаки на город, а во вторник начался штурм, который продолжался долгое время…».   Нечто подобное мы наблюдаем и при осаде Байонна (Bayonne) в 1451 г. Гастоном IV графом де Фуа. Хроника Гийома Лезер (Guillaume Leseur) повествует о том, что англичане и гасконцы укрепили и город и городскую церковь, которая являлась ключом обороны города — своеобразной цитаделью (внутри находился гарнизон, а башня служила донжоном).

В городке Лектур (Lectoure) соборная церковь Сен-Жерве и Сен- Проте (Saint-Gervais et Saint-Protais) расположена на восточной окраине города за крепостной стеной, возвышаясь над долиной Жер. Разнородный облик этого культового сооружения напоминает нам о весьма неспокойном прошлом этого городка. Дело в том, что епархия Лектура одна из самых древнейших в Галлии и берет свое начало еще со времен Античности, нашествие варваров в VI в. спровоцировало ее распад, однако позднее в 953 г. происходит ее восстановление, правда, с епархиальным центром в городе Ош (Auch), где епархия просуществовала вплоть до ее окончательного упразднения в 1801 г. Собор, воздвигнутый на вершине городка Лектур, явно доминирует над окружающей сельской местностью и своими архитектурными формами демонстрирует фундаментальную дуальность между нефом и клиросом. Первый как бы вобрал в себя все южное (окситанское) вдохновение XII в., для нефа которого были свойственно купольное перекрытие (до нашего времени не увы сохранившееся). Два широких пролета, поддерживаемых стрельчатыми арками, формируют единое, цельное пространство нефа, ограниченное боковыми капеллами, своды которых поддерживают хоры. Зато клирос демонстрирует нам уже влияние архитектуры севера Франции.

Трудность соединения клироса и галереи, окружабщей хоры привела архитектора к принятию оригинального решения: проложить поперек нефа огромную арку (достигающую в ширину 3 метров) и установить снаружи мощные контрфорсы, в качестве подпорки для стены. Сама эта арка в свою очередь служит опорой для различных архитектурных элементов, соединяя их как бы в единое целое, (см. рис.)

Фасад церкви невыразительный и простой, представляет собой малопрофилированную стену без какого-либо декора, прорезанную дверными и оконными проемами стрельчатой формы, декорированную простым круглым окном для витража. Высокая готическая башня — колокольня собора (на традиционном квадратном основании) служила укрепленным наблюдательным постом для гарнизона Жана V д’Арманьяка. Во время его войны против короля Франции Людовика XI и кардинала д’Альби в 1473 г. ее сильно повредили артилерией и разграбили после штурма осаждающие королевские войска. Кардинал д’Альби выкупает взятый и разграбленный город у Жана V д’Арманьяка за приличную сумму и затем в 1487 г. обращается к архитектору Матье Рарено с просьбой возвести новый неф и новую колокольню, которые были сооружены взамен старых в 1515 г.  Позже, в 1540 г. на пожертвования епископа Жана де Бартона возводится новый клирос. Однако и этому позднеготическому сооружению не удалось дожить до наших дней в целости, поскольку в эпоху религиозных войн XVI в. Лектур становится опорным центром гугенотов. В 1562 г. католическая армия во главе с Де Блезм де Монлюком берет штурмом Лектур,подвергая грабежу и насилию весь город и особенно городской собор, в котором укрылись гугеноты (превратив его в крепость). Только в XVII — XVIII вв.

Вообще, стоит отметить, что после XIII в. мы редко встречаем случаи возведения многочисленных «церквей укрепленного типа», архитектура которых совмещала бы фортификационные и военные функции, заложенные строителями по заранее продуманному и согласованному с донаторами проекту. Скорее можно говорить о соблюдении старой доброй традиции и о достаточно медленном изменении различных строительных методов и практик, применяемых при возведении культовых сооружений. Хотя принятая и овеянная традицией схема eglise fortifiée — «церквей крепостного типа» оставалась неизменной практически до XIV в. Однако в XV-ом и особенно в XVI вв. в фортификации происходит подлинная революция, связанная с применением осадной артилерии, и как следствие этого крепостные стены и башни теряют свою военную ценность. С появлением в конце XVI в. бастионной системы укреплений, фортификационное искусство практически полностью порывает свою связь с искусством возведения культовых религиозных сооружений, хотя кое-где (особенно в сельской местности Юга Франции) традиции использования приходских церквей в качестве временных укреплений продолжают некоторое время сохранятся вплоть до XVI в., что обусловлено взаимными насилиями и жестокостью эпохи Религиозных (Гугенотских) войн. Эта плачевная эпоха стала вновь расцветом варварства и резни, грабежей и насилия в деревнях и городах региона. Особенно в этой религиозной войне сильно пострадали приходские церкви, с одной стороны их разрушали и грабили гугеноты (кальвинисты), а с другой, католики часто преобразовывали их в укрепленные пункты для безопасности населения. Старинные церкви, имеющие выступающие зубцы-бойницы, навесные машикули (рассположенные в верхней части eglise fortifiée) и башни — колокольни, все это средневековое наследие стало вновь использоваться для ведения огня по наступающим гугенотам.

Например, согласно мемуарам Монлюка (de Montlue), в 1574 г. сторонники Католической Лиги довольно успешно держали оборону против кальвинистов в укрепленной соборной церкви городка Тарб ( Tarbes).   Подобные самодельные фортификационные элементы, как и в раннем средневековье, вновь появляются в церквях XV и XVI вв. Угловые башни — колокольни снабжаются проемами, позволяющими вести огонь в разных направлениях. Именно эти угловые башни той эпохи и придают церквям и соборам вид крепостной надежности и основательности — «foris» (обиходное название которое им дали местные жители). Например, в городке Верфей (Verfell), Верхняя Гаронна, прекрасная колокольня эпохи Возрождения, творение зодчего Луи Привата (Louis Privat), современника Николя Башелье (Nicolas Bachelier), принимала участие в обороне городских стен. В прекрасной Тулузе церковь «Дальбад» ( Dalbade) в XVII в. была снабжена обоонительной стеной с южной стороны города.  В городке Лектур (Lectoure), как и во многих других городках Юга Франции, помимо укрепленной церкви до наших дней уцелело несколько четырехугольных башен (которые на Юге называют «фехтовальными залами» — salles d’armes ) и некоторое количество городских зданий, сохранивших фрагменты укреплений.  В Керси (Quercy), где религиозные «Гугенотские» войны были особенно ожесточенные, практически все приходские церкви были видоизменены с учетом фортификационных потребностей.  Даже в Шартрском регионе Бос (Beauce) приходские церкви времен религиозных войн, также были дополнены фортификационными элементами и именовались «укрепленными церквями» (eglise fortifiee).