ДОХОДНЫЙ ДОМ с. В. МУЯКИ

Видный, но далеко не самый выдающийся мастер петербургского модерна Александр Хренов, очевидно, не страдал от ложной скромности. Он дважды увековечил свое имя в текстах мраморных досок, установленных на домах штабс-капитана гвардии С. В. Муяки и надворного советника П. К. Палкина 50. Первая из них — не только носитель информации51, но и своего рода декоративный знак нового стиля. Стилизованный шрифт и тонкие извивы обрамления словно перенесены на мрамор из книжной графики модерна.

Дом Муяки решен цельным блоком с единственным угловым эркером и строгой ритмикой фасадов.

Яркое декоративное звучание достигнуто разнообразной палитрой отделочных средств. На фоне охристого кирпича (излюбленный материал Хренова), с которым контрастирует гранитная щепа цоколя, выделяются краснокирпичные вкрапления, железное кружево балкона и лепные рельефы. Декоративные формы не претендуют на зрительное преобразование структуры (в отличие от домов Лидвалей и К. X. Кельдаля) и в то же время не ограничиваются пассивной ролью орнаментальных вставок (как в доме Хренова на Таврической ул., 17). Они тяготеют к композиционным узлам и акцентируют основные структурные элементы — окна, завершения лопаток, межэтажные пояса. Текучие криволинейные обрамления проемов третьего этажа, картуши и маски, резной тамбур и металлические детали выдержаны в духе югендстиля и вместе с тем вызывают ассоциации с мотивами рококо, столь созвучными стилистике раннего модерна.

Хренов уделял особое внимание оформлению парадных лестниц — общественных коммуникаций доходных домов. В доме Муяки он создал оригинальную пространственную композицию лестничной клетки витражей. Архитектор впервые применил остроумный и эффективный прием расположения лифта: круглая шахта прорезает посередине также округлые этажные площадки, нанизывая этажи на вертикальный стержень. Кованые ограждения маршей и лифта (работа завода Ф. К. Сан-Галли) оплетены прихотливо извивающимися стеблями с пышными цветами. Металлические конструкции опутаны безудержной вакханалией кривых линий. Мозаичные витражи были отреставрированы, как и все здание, в 1993- 1994 гг. для его нынешнего владельца — Промстройбанка. В колорите их преобладают зеленый и желтый цвета, ярко пламенеют красные лепестки, поверхности бесцветного рифленого стекла пронизаны светом. Композиция витражей симметрична, фронтальна и плоскостна, пронизана кругообразным движением. Стилизованные кувшинки и лотосы, маки и вьюнки сплетаются в живой, саморастущий узор, который развивается снизу вверх, вторя полуциркульной форме окон.

Здание предназначалось, скорее всего, под меблированные комнаты. Но функция доходного дома вообще была гибкой и легко обратимой. Вскоре дом Муяки стал одним из центров архитектурного образования. С 1906 по 1914 гг. в нем размещались Высшие женские архитектурные курсы Е. Ф. Багаевой (мастерские, аудитории и жилой пансион). Четырехлетний курс обучения давал воспитанницам — помощницам архитекторов — серьезную художественную и техническую подготовку. «В этих уютных уголках, уставленных диванами с мягкими красивыми подушками, в светлых „эркерах“, увитых зеленью», царила, по свидетельству Г. К. Лукомского, «необычная атмосфера, располагающая к тому, чтобы всецело и радостно отдаться труду»52. На курсах преподавали В. П. Апышков, Л. А. Ильин, Н. Е. Лансере, М. С. Лялевич, О. Р. Мунц, А. И. Таманян и другие известные зодчие; с 1913 г. руководителем учебного заведения был В. А. Щуко.

Приемы, найденные Хреновым в его доме на Таврической улице, 17, и в доме Муяки, тот же архитектор соединил в доходном доме инженера Г. А. Бернштейна, возведенном в 1904-1905 гг. (2-я Советская ул., 10 б)53. Фасад светло-серого кирпича с двумя массивными эркерами, лопатками и креповками обильно уснащен лепниной, напоминающей декор рококо. Ажурный балкон бельэтажа с выступающей и повышенной средней частью повторяет формы балконов двух предыдущих построек зодчего, а сегментовидное завершение средней оси — аналогичный элемент здания на Таврической, 17. Лестница дома Бернштейна — одна из самых добротных и привлекательных в доходных домах Петербурга. Керамическая облицовка стен вестибюля бирюзовым глазурованным кирпичом включает панно с белыми лилиями и фриз с кувшинками. В лепные ро- кайльные картуши вплетен рогоз, над поясом из цветов по плафону стелется текучий орнамент. Филенчатые полотна дверей прочерчены вертикальными бороздками разной длины, в затейливых резных на- вершиях распускаются маки. Стилизованные мотивы «царства растительного» дополнены цветами витражей, побегами и листьями перил, васильками напольной плитки. В угловых нишах межэтажных площадок установлены сиденья для отдыха. Архитектор достиг здесь не только бытового, но и эстетического комфорта. Репрезентативное убранство лестницы возвышает жилую среду над серой обыденностью.