ДОХОДНЫЙ ДОМ С. Ф. ФРЕНКЕЛЯ

Дом КУПЦА С. Ф. Френкеля213, для которого Василий Шауб выполнил несколько построек, расположен на изломе Саблинской улицы. В окружении рядовой застройки этой части Петроградской стороны здание выделяется свободной и мощной лепкой объемов, резкой асимметрией больших членений. Простые крупные массы ступенчато поднимаются от боковых крыльев к семиэтажной башне, поставленной на выступающем углу квартала. Эта вертикаль четко и выразительно фиксирует перспективу Саблинской улицы от Сытнинской площади. В угловой части дома сконцентрированы основные пластические средства композиции. Переход к башне от крыльев скреплен тяжелыми гранеными эркерами, один из которых заканчивается глубокой лоджией с аляповатыми колонками и балконом наверху. Динамически напряженное развитие архитектурной формы находит продолжение в разновеликих эркерах, выламывающихся из стен самой башни, в сдвигах уровней и осей, в пружинящем абрисе криволинейного аттика.

Облик дома, спроектированного видным мастером нового стиля, удивляет грубоватым схематизмом, какой-то угловатостью. Но утилитарная простота, отсутствие тонкой деталировки компенсируются пластической экспрессией, живой подвижностью объемов и силуэта. Внешняя стилистика модерна здесь почти сошла на «нет», но в самой структуре воплотились его глубинные формообразующие идеи. Архитектоника основана на столкновении и взаимопроникновении крупных объемных форм. Шаубу удалось эффективно преодолеть традиционную фасадность, особенно прочно державшуюся в рядовой жилой застройке.

 «Открытая» композиция кажется неустойчивой и незавершенной, домысливается возможность ее продолжения и развития вовне. (Подобное впечатление производит еще один семиэтажный дом-башня с пластичными эркерами, по совпадению возведенный Шаубом также на выступающем углу образующего колено Малого пр. П. С., 47/ 17.) С некоторых точек силуэт дома Френкеля воспринимается как хаотичное нагромождение масс. Но такая «стихийная» свобода не противоречит функциональной логике. Все элементы здания имеют утилитарное значение, компоновка их определяется внутренними связями. Это — «честная» архитектура, в которой нет места изобразительности.

«Интересность» и «красивость» построек такого рода, свободных от диктата стиля, зорко подметил в свое время Георгий Лукомский. «Нагромождение изгибов, подъемов, уклонов» усиливало привлекательность «архитектуры масс, <…> в самых неожиданных сочетаниях и линиях себя проявляющей», когда «жизнь, ее потребности говорят здесь об образующейся само собой новой форме»214. Эти особенности глубоко проявились в работах Шауба, во дворах сооруженных им зданий, где происходило как бы самозарождение протофункционального метода.

Композиционные особенности дома Френкеля во многом обусловлены также внешними обстоятельствами — нормативными требованиями к застройке и ориентацией на контекст городской среды. Поскольку высота зданий не должна была превышать ширины улиц (а они в этой части Петроградской стороны довольно узкие), оба крыла поставлены чуть в глубине. Расширив таким образом уличное пространство, Шауб смог сделать корпуса пятиэтажными, а для большей вместимости добавить мансарды над крыльями и эркеры, приросшие к башне. Выдвинутая вперед угловая часть расположена в створе Саблинской улицы, поэтому она доведена до максимально допустимой высоты (11 саженей).

Соседний участок (на углу Малой Пушкарской улицы) пустует, и «тыл» дома Френкеля раскрыт в окружающее пространство. Элементарная и правдивая архитектура двора примечательна пластикой крупных объемов. Особенно интересны выступы лестниц, цилиндрический и прямоугольный, с большими широкими окнами, которые разделены лишь тонкими перемычками. Почти сплошное остекление по вертикали в одном случае сделано в плоскости, а в другом — объемно. Такие протофункционалистские приемы были продиктованы практической необходимостью. Здесь, как и в ряде других построек Шауба, сблокированы в одной шахте парадная и хозяйственная лестницы, причем свет проникает со двора через проемы черного хода и в отделенную от него стеклянным экраном парадную. Размещая обе лестницы в центре секции, а не по сторонам квартир, архитектор достигал экономии полезной площади, большей компактности внутренней планировки. Совмещение их на одной оси чаще встречалось в московском строительстве. В Петербурге шаубовский прием неоднократно применял А. Ф. Барановский и лишь изредка другие архитекторы (например, В. В. Фридлейн и В. И. Шене — соответственно, дома на наб. Пряжки, 40 и Херсонской ул., 19).

Дворы Шауба — особая глава в истории петербургского модерна. Здесь зарождались образы нового урбанизма, основанные на выразительности чисто утилитарных форм. В те годы происходило максимальное уплотнение застройки с заполнением всего пространства до предельных норм, что приводило зачастую к дегуманизации внутриквартальной среды. Шауб пытался разрешить драматические противоречия спекулятивного частновладельческого строительства, делая акцент на организации внутреннего мира здания.

В этом отношении примечателен доходный дом члена Государственного Совета В. И. Денисова (1909-1910)215, где одно время жил сам архитектор. Внешне это здание — противоположность дому Френкеля. В своей излюбленной манере Шауб создал изящные полихромные фасады с эркерами и фигурными фронтонами по осям симметрии, декорированные модернизованными мотивами барокко и рококо.