ДОХОДНЫЙ ДОМ Н. П. ДЕМИДОВА

В ДОМЕ генерал-майора Н. П. Демидова 172 воплощена тенденция позднего модерна к эстетизации простой рациональной формы, построенной на основе прямой линии и прямого угла,— в противовес изощренной криволинейное™ раннего ар нуво. Пожалуй, никто из петербургских зодчих не смог так убедительно показать красоту обобщенно лапидарных, очищенных от декора геометризованных форм и локальных цветовых плоскостей. В братском авторском дуэте роль первой скрипки исполнял, несомненно, Георгий Косяков — архитектор-художник яркого таланта и неповторимой индивидуальности.

Крупномасштабную основу композиции образуют сильные объемные вертикали — эркеры — и четкие горизонтали, выявленные цветом. Цокольная часть покрыта цементной штукатуркой с «дощатым» рустом. Весь основной массив выложен глянцевой плиткой, изготовленной на предприятии П. К. Ваулина и О. О. Гельдвейна. Светлая, почти белая керамическая облицовка сплошь устилает поверхность трех этажей и выступы эркеров, а также четкие прямоугольники художественных мастерских, зрительно объединенные с верхней частью стены. Пятый и шестой этажи выделены малиново-красной плиткой. Чередование цвета расчленяет фасад на ярусы, убывающие снизу вверх, но эти части рассекаются и соединяются вертикальными выступами.

Более массивный левый эркер со срезанными углами охватывает пять этажей, правый — три этажа. Динамичное смещение масс — характерный прием модерна. Несимметричное построение фасада связано с внутренней планировкой: на каждом этаже расположены две шестикомнатные квартиры, но в левой части они большего размера.

в многоярусные лоджии, так как вместо окон они прорезаны стеклянными дверями с французскими балконами. Таким образом, объемные формы размыкаются, внутреннее пространство прорывается во внешнюю среду. Раскрытость, проницаемость фасада подчеркивают квадратные и лежачие окна. Ширина проемов меняется, что отчасти обусловлено планировкой квартир, но прежде всего — желанием избежать ритмической монотонности. Все окна своими четкими прякосяков моугольными контурами оттеняют лаконизм и строгую геометрию Фасад фасада.

Особенно оригинальна мансарда, предназначавшаяся для художественных мастерских. Два крупных элементарных прямоугольника, слитых с основной плоскостью стены, прорезаны лежачими окнами. По чистоте рисунка и четкости контраста тема темного прямоугольника (окна) на ровной светлой прямоугольной плоскости кажется предчувствием супрематических построений.

Следует отметить, что архитекторы не сразу нашли столь неординарное решение. Предварительный вариант173 фасада отличали от осуществленного подчеркнутая асимметрия, нарочитое разнообразие форм проемов, мозаичная каменная облицовка двух нижних этажей, что сообщало ему явный отпечаток «северного» модерна. При этом левый объем мастерской завершался остроконечным щипцом, а правый — широкой пологой дугой.

В наследии петербургского модерна произведение Косяковых занимает особое место как ранний образец архитектурного пуризма. Объем и плоскость, цвет, ритм и материал сами по себе, без дополнительных изобразительных средств, создают полнокровный художественный образ. Залогом выразительности является синтез формы и цвета. Понятие синтеза меняет здесь свою привычную сущность и обретает неизобразительную, абстрактную, чисто структурную природу. Обобщенное понимание композиции сводит форму к лаконичной геометрической фигуре, а цвет — к единой плоскости. Неожиданным вкраплением в такой контекст воспринимается пышный горельеф, обрамляющий одно из окон,— картуши и гирлянды, две небольшие развернутые контрапостом женские фигуры, которые символизируют материнство и образование. Тонкий вкус позволил авторам избежать диссонанса и убедительно соединить дидактический сюжет и ренессансно-барочные мотивы горельефа с геометризованной фасадной лексикой на основе острого и тактично выраженного контраста.

В доме Демидова блестяще воплощены новые идеи и открытия позднего модерна, в которых, как в зародыше, содержались некоторые особенности будущих течений авангарда и даже — постмодернизма. Пуристские тенденции естественно входили в скромную рядовую застройку тех лет. Высококачественная кирпичная отделка даже при банальной и элементарной структуре фасада позволяла достичь добротности и эстетической привлекательности. В этом отношении показательны дом Д. И. Ушакова на 15-й линии, 44 (1911- 1912, техник Л. В. Богусский), и его ближайший аналог на 14-й линии, 95. Холодная глянцевая облицовка стен создает ощущение почти стерильной чистоты. Постройки такого рода современники называли «гигиеническим модерном».