ДОХОДНЫЙ ДОМ И. П. ВОЛОДИХИНА

ПРИНЦИПИАЛЬНО иную ветвь модерна представляет собственный дом архитектора Ивана Володихина. Здесь нет ни экспрессивной пластики и динамики масс, ни насыщенного декора. Здание отличается строгой элегантностью, выверенным лаконизмом и одновременно — суховатой графичностью рисунка. Композиция жестко симметрична, акцентирована ее средняя ось. Архитектор выявляет ровную гладь стены, облицованной светло-серым матовым кирпичом. Скупые, точно взвешенные детали (картуши, сандрики) не претендуют на самостоятельную роль — они помещены в фиксированных точках и подчинены простой и упорядоченной структуре фасада. Окна не пестрят мелкими переплетами, не имеют обрамлений и тем самым подчеркивают единую нерасчлененную поверхность стены. Правда, впечатление цельности снижается из-за недостаточной согласованности нижних этажей со слитной верхней частью.

Особенности композиции отчасти объясняются условиями строительства. Раньше здесь стоял трехэтажный дом, принадлежавший А. Ф. Зябловой, которая и заказала И. П. Володихину проект нового здания. Архитектор, ставший в ходе работ домовладельцем, использовал старые стены97. Узостью участка и желанием вывести объем здания на максимально допустимую высоту обусловлена вертикальная устремленность фасада. Центральная ось усилена небольшим эркером, широкими окнами, балконами и торцом мансарды с фигурным щипцом. Володихин очень экономно применил криволинейные формы, лишь придав мягкие оплывшие очертания столбикам верхнего ограждения, щипцу и окошку под ним, а также лепным вставкам, которые чуть походят на детали рококо.

Обработка стены отделочным кирпичом, рельефы между окнами третьего и четвертого этажей, широкие окна и балконы на средней оси, которую продолжают арочное окно мансарды и щипец сложного абриса — эти приемы и штрихи были найдены уже в первой значительной постройке архитектора — доходном доме Никольской единоверческой церкви (1901-1902, ул. Марата, 22). Но там важную роль играли традиционный ордер и другие элементы, характерные для поздней классицистической эклектики. Создавая собственный дом, Володихин стремился к рафинированной чистоте и лапидарной ясности общего решения. Полный изящества фасад проникнут духом рационализма. Облицовочный кирпич, чрезвычайно распространенный

в строительстве тех лет, стал одной из примет модерна, хотя тот или инои материал в принципе не является определяющим стилевым признаком. Архитектор показывает красоту кирпичной поверхности, дает ощущение легкости, почти бес- телесности.

Тщательно выполненная прочная облицовка сама по себе, без дополнительной деталировки, служит средством художественной выразительности. Это был путь эстетизации «фабричных», а не рукотворных форм, в чем заключается еще одно отличие дома Володихина от многих сооружений модерна, наделенных щедрым рукоделием декора. Но рациональность сочетается здесь с принудительной симметрией фасада, не вытекающей из внутренней планировки.

Естественно, собственный дом отчетливо отражал творческие позиции Ивана Володихина. Еще в 1898 г. начинающий архитектор писал о «рациональности построения», соответствии внешнего облика назначению, зависимости формы от строительного материала, целесообразности и логичности декорации. Он отстаивал правильность и симметрию композиции, а их нарушения считал аномалией, как и проявления «символизмов и декаденств»98. Очевидно, годы бурного развития модерна внесли коррективы в его взгляды, но исходные принципы остались неизменными.

Квартира Володихина помещалась на втором этаже. Видимо, именно здесь открылось в 1907 г. учрежденное им совместно с художников всех областей искусства»99.

Почти одновременно с собственным домом, в 1903-1905 гг., Воло- дихин возвел на Васильевском острове гостиницу купца Ф. Ф. Теодо- риди (Малый пр., 40 — 14-я линия, 73)100. Это большое шестиэтажное здание с плавно скругленным углом, волнообразным силуэтом аттиков и башенкой, прорезанной щелевидными окнами. Крупные членения и пластика углового звена разбивают монотонность однородной структуры с повторяющейся комнатно-коридорной планировкой жилых этажей. Фасады гостиницы Теодориди также выложены светло-серым кирпичом теплого охристого оттенка, но в отличие от дома на Среднем проспекте, они получили рельефную разработку, близкую стилистике венского сецессиона. Картуши и лировидные фигуры между этажами аналогичны деталям собственного дома Володихина. Жесткая графич- ность здесь также явно преобладает над пластическим началом. Просторная парадная лестница гостиницы была залита сверкающими отблесками наборных полихромных витражей. Популярнейший в витражном искусстве модерна растительный орнамент дополняли стилизованные пейзажи. Рифленое стекло усиливало трепетную игру световых преломлений, а при изображении водной поверхности передавало линии волн. (Витражи, созданные фирмой «М. Франк и К0», исчезли при расселении дома.)

Облицовка фасадов отделочным кирпичом — кабанчиком — была излюбленным приемом Володихина (дома в Манежном пер., 18, на ул. Белинского, 5). Этот материал позволял добиться добротности, долговечности и одновременно благородной простоты. Володихин сыграл свою роль в том, что глазурованный и матовый кирпич вошел в широкий обиход при строительстве доходных домов.