ДЕРЕВО И ПРИРОДА

Сегодня ряд архитекторов используют дерево как ответ на растущие потребности экологии, рассматривая строительную площадку в качестве некоего микрокосма планеты.

Ричард Лепластриер построил несколько домов, продемонстрировав исключительно тщательный подход к строительной площадке. Его Форест-хаус на Солнечном берегу Квинсленда находится в одном из красивейших природных районов Австралии, где тропические деревья Квинсленда соседствуют с твердыми породами деревьев Нового Южного Уэльса.

Лепластриер работал и учился в Японии, поэтому разделял японское чувство ответственности за срубленные деревья. Когда он расширял поляну для строительства новых зданий, то использовал срубленные деревья. Все дополнительные элемен

ты состояли из уже переработанной древесины. В результате дом выстроен из смеси различных австралийских твердых пород эвкалипта. На опорные элементы пошли сверхпрочные породы с твердой корой. Столбы просто врыты в землю. Понимая, что через 70 или 80 лет столбы потребуется дополнительно закреплять, Лепластриер оставил клиентам инструкции, как это сделать.

Лепластриер предпочитает строить дома таким образом, чтобы их можно было легко разбирать и перевозить на другое место либо использовать

разобранные элементы для строительства чего-либо другого. Для этой цели он создал серию элегантных деревянных соединений.

Форма дома соответствует практическим требованиям к домам, расположенным в тропических лесах. Вся конструкция поднята на платформу, что спасает от сырости и змей. Кроме того, это позволяет смотреть на лес с более высокого уровня, улучшает доступ солнечного света, питающего расположенные на крыше солнечные батареи. Гараж построен как отдельный павильон, к нему ведет

длинный изогнутый настил, который связывает его с домом и устраняет необходимость взбираться на платформу по лестнице.

Вдохновленный красотой деревянных лодок, Лепластриер спроектировал свой дом в виде плота, предназначенного для жизни в лесу.

Аналогичный убедительный пример использования австралийских деревьев твердых пород можно найти в работе мастера из Брисбена Андресена О’Гормана. Мулумба-хаус, построенный как дом отдыха для архитекторов, расположен на холме,

на острове Норт-Страдброк, и обращен в сторону моря и острова Саут-Страдброк у южного побережья Квинсленда. Каркас дома выполнен из пятнистого эвкалипта, очень прочной древесины, довольно трудной в обработке. Когда древесина высыхает, она теряет 10-15% содержащейся влаги, но примерно сравнивается по содержанию влаги с окружающей средой. А если древесина высыхает ниже точки насыщения волокон (содержание влаги около 30%), то она усыхает. Причем усушка происходит неравномерно в обоих направлениях. Твердая древесина обычно усыхает на 3-6% радиально, а по длине величина усушки в два раза больше. В результате древесина деформируется, появляются трещины, которые часто придают определенный шарм, например старым дубовым строениям, однако в случае с эвкалиптами подобный эффект может сделать древесину непригодной для использования.

Андресен О’Горман обнаружил, что если распилить надвое элемент из молодого пятнистого эвкалипта, перевернуть одну часть и снова прикрепить ее болтами к другой части, то силы усушки,

действуя в противоположных направлениях, будут уравновешивать друг друга. Прямолинейность элементов Мулумба-хауса подтверждает надежность этого метода. Прочность древесины объясняет и небольшой диаметр деталей, что позволяет архитекторам использовать визуальный эффект перегородок и решеток вместо массивных рам.

Мулумба-хаус состоит из двух параллельных линейных структур, ориентированных в направлении север-юг. С восточной стороны составные колонны размещены на решетке размером 1,2 м, что обусловлено стандартным размером листов фанеры. Эта конструкция поддерживает кабинет первого этажа, спальные помещения и длинный узкий коридор, ведущий к конечному бельведеру, из которого открываются виды на море. Бельведер стоит на таких же сваях, как и «квинслендеры».

Западнее три отдельных строения выполнены в более грубой интерпретации деревянного дома. Здесь стволы кипариса, глубоко вкопанные в песок, поддерживают грубо распиленные стропила из твердой древесины, расположенные с неравномерными интервалами. Поскольку остров целиком

деревянные элементы покрыты черным красящим масляным раствором, что придает узким элементам визуальную массивность, что никак не напоминает японскую двухцветную палитру. Однако продуманная интеграция строения в окружающую природ)’ выдает влияние традиционного японского дизайна.

Более оживленный или просто менее строгий подход к интеграции деревянного дома с окружающей средой можно наблюдать на Бали. При строительстве Харди-хауса архитектор С. Ю. Куан использовал дерево как из-за его экологических

качеств, так и для создания большего зрительного эффекта.

В дом ведет длинный, темный, изогнутый настил, предназначенный для отпугивания балийских духов, способных перемещаться только по прямой. Согласно местной традиции, в саду размещены три здания, отдельные хозяйственная постройка и павильон для гостей дополняют главный дом.

Дом расположен над прудом с водой, через который перекинут бамбуковый мостик. Дом стоит на поднятой ферме, изготовленной из бывших в употреблении телеграфных столбов длиной 8 м; столбы из железного дерева, и, как следует из названия, эта древесина необычайно прочная. Ферма скреплена поперечными связками из целых необработанных стволов. Решение использовать необработанные стволы родилось случайно, когда в последнюю минуту потребовалось усилить ферму. Для этой цели использовали деревья, которые росли здесь же на поляне, и их грубый, первозданный эффект подтвердил, что их можно в полном масштабе включать в готовый дом. Ветви черного дерева собирали по обочинам дорог на соседнем острове Ява.

Полы и стены изготовлены из прочной древесины местного индонезийского мербау. Крупные

плиты шириной до 1 м и длиной 3 м были соединены впритык для создания платформы первого этажа, которая прикреплена к ферме деревянными гвоздями. Край платформы неровный, плиты и балки свисают над водой. Глядя на дом, создается впечатление наличия всевозможных инженерных «огрехов».

С закрытого верхнего этажа открываются виды на рисовые поля в долине. Нижний этаж оставлен целиком открытым, за исключением двух помещений в обоих концах, где размещаются кухня и кабинет. Пространство между ними играет роль «природной гостиной», обрамляя находящийся позади ландшафт.

Павильон для гостей выполнен из железного дерева, а маленькие столбики по периметру — из старых гвоздичных деревьев. Стропила также из гвоздичных деревьев, а кровля покрыта тростником. Стены, панели и полы обшиты планками из мербау. Павильон окружает внутреннее пространство, предназначенное для сна, и закрывает собой ванную комнату, чтобы ее не было видно из дома. Как и центральная гостиная, подобная архитектура стремится приблизить человека к окружающему ландшафту.