Церковь монастыря Августинцев в Тулузе

6

Иконографические программы, сформулированные и блестяще реализованные в церкви доминиканского монастыря «Жакобэн» в Тулузе, отчасти нашли свое дальнейшее воплощение при сооружении еще одного культового сооружения Тулузы, — церкви нищенствующего ордена августинцев. Этот архитектурный ансамбль сегодня известен под именем Музея Августинцев «Огюстен» в Тулузе (Musee des Augustins Toulouse) или Музея изящных искусств. В коллекциях, которого находится средневековая скульптура, а также картины Рубенса, Мурильо, Перуджино, Коро и, конечно, Тулуз-Лотрека.

Как уже отмечалось выше, массовый, религиозный подъем XII-XIII столетий, часто характеризуемый в медиевистике как эпоха «переоценки всех ценностей» (слово «перемена» — «mutatio», по свидетельству О.А. Добиаш-Рождественской,  постоянно встречается в документах XII-XIII вв.), отмечен ростом религиозных учений, сект и «церквей», что породило «смуты и шатания» в умах. Эти «смутные времена» в истории католицизма способствовали самоорганизации наиболее активных (пассионарных) верующих вокруг харизматических лидеров, типа Франциска Ассизского или Доминика (Доминго) де Гусмана и возникновению новых церковных организаций. Такое удивительное явление получило название — «нищенствующие ордена», т.е. ордена, которые своими целями, задачами, организационными структурами и методами деятельности резко отличаются от «старых» католических монашеских орденов. Нищенствующие ордена стремились во всем следовать примеру Апостолов и первых христианских Святых, строго соблюдая обеты бедности (в знак протеста против образа жизни остального духовенства) и проповеднической (миссионерской) деятельности. Всякий раз, когда человек XIII века поднимался над своей средой, его почти наверняка можно было отыскать в одном из нищенствующих орденов. Раймонд де Пеннефорте, Александр Галльский, святой Альберт Великий, святой Фома Аквинский, святой Бонавентура, святой Антоний Падуанский, святой Бертольд Регенсбургский, Роджер Бэкон, Дунс Скотт, — вот далеко не полные имена, которые достаточно ясно показывают стремление наиболее богато одаренных людей той эпохи, стремившихся к идеалу в рядах францисканцев, доминиканцев или августинцев.

Орден Августинцев, последний из наиболее значительных нищенствующих орденов Католической церкви, был создан папой Иннокентием IV 17 января 1244 г., путем объединения различных «августинианских» организаций и церковных общин (августинцы — каноники, иоаннибониты, бритинианцы, Тосканские эремиты и др.) на основе «Правил святого Августина». В 1256 при папе Александре IV августинцам был избран генерал-приор и 4 провинциала для Франции, Италии, Испании и Германии. Главным центром ордена августинцев, стал знаменитый монастырь уставных каноников Сен-Виктор в Париже, известный своей богословской школой, основанной Гильомом де Шампо (род. В 1079).  58 Орден довольно быстро распространился по всей Европе и к XV столетию насчитывал в своих рядах около 30 тысяч человек.

В 1309 году монахи ордена св. Августина, с благословения папы Климента V, основали в Тулузе свой монастырь. Интересен тот факт, что для сооружения монастырской церкви они привлекли известного архитектора Жана Лобра (Jean Lobres), руководившего строительством собора Сен-Этьен в Тулузе. Материалом при возведении церковного здания служил все тот же красный (или как его называют «тулузары» — розовый) кирпич, традиционно использовавшийся в строительных работах еще со времен Римской империи. Как обычно строительство церкви было начато с алтарной части, которая своими конструктивными формами практически воспроизводит апсиду церкви доминиканцев «Жакобэн», что на наш взгляд свидетельствует в пользу популярности идейно — художественной концепции «проповеднической церкви» разработанной доминиканцами.

Архитектурная концепция всей церкви в целом, не производит того эмоционального впечатления, которое производит «Жакобэн», поскольку представляла собой типичную для Южной Франции однонефную базилику без трансептов. К 1341 году церковь была в основном построена и затем расписана в североиспанской (каталонской) и отчасти французской манере (как на миниатюрах периода Филиппа IV Красивого). В южной части церкви, между хором и нефом, была возведена квадратная в плане башня — колокольня (нижняя часть которой сохранилась до наших дней) и начато сооружение готического клуатра. Работы по возведению клуатра (признанного готическим шедевром), вел мастер -каменщик Жан Морэн (Jean Maurin), который и завершил его в 1396 году. Размышляя о причинах побудивших августинцев переменить местоположение башни-колокольни, можно предположить, что это было связано с иной направленностью основной деятельности ордена, по сравнению с доминиканцами. В отличие доминиканцев, основной задачей которых изначально была защита католической веры от еретиков-катаров (личным примером добровольной аскезы, проповедью, преподаванием в университетах, ведением следственных дел и судебных процессов в трибуналах инквизиции), что собственно и нашло свое отражение в иконографии культовых сооружений доминиканцев. Августинцы изначально делали ставку на миссионерскую деятельность, в чем надо сказать и преуспели, поскольку к XVI веку орден насчитывал около 2000 мужских и 300 женских монастырей (как в Европе, так и в Японии, Перу, Филиппинских островах).

Отличительной особенностью августинцев был общежительный уклад, строгие посты, совместное пение на богослужениях и дела христианского милосердия. Таким образом, и в толковании символики «башни» (как новозаветного «храма»), евангельской «притче о злых виноградарях», августинцы переносили акцент на последние слова Спасителя о том, что Хозяин виноградника (Бог) «…отдаст виноградник другим» (Мк. 12: 1 -12). Отсюда новые виноградари («иные делатели») — это суть преемники Апостолов (католические епископы, священники и монахи), призванные «спасать заблудших» неся проповедь католической веры в народ.

Квадратное основание башни-колокольни, как мы предполагаем, служило наглядным воплощением слов, сказанных Спасителем в заключение притчи «о злых виноградарях». В этих словах, Он, применяя к себе 22-23 стихи 117 псалма, называет Себя Камнем, который отвергли строители (т.е. вожди иудейского народа), но который сделался «главою угла», — стал краеугольным камнем величественного здания новозаветной Церкви (что визуально было воплощено в огромном каменном основании кубической формы). Возможно, именно поэтому августинцы и расположили башню-колокольню с южной стороны (символически относящейся к Новому Завету). Косвенно подтверждением такой трактовки могут служить слова еще одной притчи «о желающем строить башню» (Лк. 14: 25-33), смысл которой был хорошо известен верующим в Средние века. Смысл притчи о башне таков: решившийся стать последователем Христовым должен заранее рассчитать свои силы и подготовить себя к предстоящему подвигу христианской жизни, чтобы не стать потом посмешищем для людей.  Таким образом, миссионерская направленность деятельности ордена августинцев к проповеди личным примером новозаветных ценностей, нашла свое отражение в иконографической концепции башни-колокольни. Нижний ярус башни четырехгранный, последующие верхние — восьмигранные, причем, своей профилировкой аналогичны башне доминиканского монастыря. Переход от четырехгранного к восьмигранному объему конструктивно обеспечивался тромпами, а снаружи маскируется четырьмя башенками, увенчанными шатрами.

Стоит отметить, что башни подобного типа впервые возникли в период зрелого романского стиля XII века, когда на смену суровой простоте пришло стремление создавать многосложные и украшенные формы. Башни подобного типа были весьма распространены, причем не только в Италии и Окситании, но и на севере Франции. Как отмечает в своей работе «Сложение готики во Франции» Е.П. Ювалова, подобный тип башен встречается во французских церквях: Сен-Тринитэ (Оксерр), Нотр- Дам-дю-Фор (Этамп), а также в Шартрском соборе (юго -западная башня). Парные оконные проемы и слепые арки членят поверхность стен башни «августинцев» в верхних (октогональных) ярусах, подчеркивая непрерывный и поступательный характер движения ввысь, так некстати прерванный, ударом молнии 14 сентября 1550 года.

К великому сожалению, мы сегодня не можем судить о первоначальном варианте церкви монастыря августинцев, поскольку во время грандиозного пожара 1463 года (когда выгорела почти вся Тулуза), кровля церкви рухнула, похоронив первоначальные замыслы строителей и заказчиков. Кстати, именно после пожара 1463 года капитулы города приняли постановление, запрещающее в дальнейшем строить в Тулузе каркасные дома (фахверковой конструкции), и отныне предписывающие строить здания лишь из кирпича. В 1495 году за восстановление церкви августинцев принялись «каменщики» Мартэн Пюжоль (Martin Pujol) и Пьер Арруа (Pierre Arroye), под руководством которых и были выполнены работы, а 30 июня 1504 года церковь была заново освящена. Однако несчастья «августинской» церкви на этом не закончились, поскольку 14 сентября 1550 года, в колокольню церкви ударила молния и разрушила верхние этажи башни. В результате чего башня церкви августинцев и по сию пору осталась невысокой (относительно общих пропорций сооружения), что визуально сразу же бросается в глаза.