Градостроительное наследие

Архитектурная система и архитектурная структура

By 22 апреля 2019 No Comments

Существует аспект рассмотрения архитектуры и процессов по ее созданию как языкового явления. В этом смысле следует упомянуть Ф.Л. Райта, который первым использовал понятие «грамматика архитектурных форм» в описании своего метода архитектурного формообразования. Однако, если речь вести о способах соединения пространств в разных их сочетаниях, как подобное действие характеризовал Ф.Л. Райт, то точнее будет этот процесс назвать синтаксисом архитектурных форм.

Рассуждая о проблемах изучения архитектуры по аналогии с другими «полугуманитарпыми-полу- техническими» дисциплинами, можно выделить для нее три актуальные области.

В первую очередь следует упомянуть профессиональное обучение архитекторов в архитектурных школах, когда обучение проектированию осуществляется гак же, как и обучение языку, по четким «грамматическим» законам.

Второй аспект связан с тем. что архитектура, как культурное явление, может исследоваться с эстетической точки зрения.

Последнее, третье направление — это рассмотрение архитектуры как некого системно-структурного явления, требующего ее изучения как культурной и технологической системы, обладающей геометрическими. топологическими и целостно-системными свойствами.

Именно в этой третьей области структурной архитектоники можно выделить еще два направления. Первое направление связано с изучением «синтаксиса» архитектурных форм и параметров описания их строения. Второе направление имеет дело с семантикой, т.е, системой значений, придаваемых архитектурной форме, тому, как они структурируются, как они существуют и как развиваются. Следует отметить работы, посвященные этому направлению, таких ученых как Норберг-Шульц. Ж.Х. Бон- та, Ж. Бродбент, Л. Марч, ‘Г. Виллоуби, В. Митчелл. Их исследования планировочного строения архитектурных объектов опирались на определенные разделы математики, геометрии, графоаналитическуто теорию и теорию симметрии. В основе этих исследований лежит предположение, что изучение геометрических ограничений пространственного развертывания архитектурных объектов (в том числе и градостроительных) поможет архитектору-проектировщику при решении задач как профессиональной подготовки, так и при решении практических задач проектирования архитектурных объектов.

Очевидно, что предшественники, предпринявшие попытки подобного рода исследований, рассматривают применение математических знаний в деятельности архитектора как интеллектуальное дополнение к умственному процессу, связанному с архитектурной деятельностью. Кроме того, компьютерная техника неизбежно будет все больше включаться в творческий процесс архитектора, а управление компьютерной программой обычно требует математических навыков. Привнесение в сферу проектирования некоторых специфических математических приемов и методов, которые способны расширить интеллектуальный набор проектировщика, увеличивает его ментальные возможности и способно позитивно отразиться на его работе.

В этой связи следует предусматривать возможность разработки компьютерных проектных методов, предусматривающих генерирование предположительно «оптимальных» архитектурных решений на основе разного рода оптимизационных критериев, связанных с сущностными свойствами пространственного строения архитектурных объектов. Критерии учета геометрических, топологических, коммуникационных, технических и других ограничений при выполнении компоновки плана необходимы для рассмотрения вариантов планировочных решений с использованием объективно сформулированных методов их генерации. Возможно, такие методы могут быть сформулированы в духе «функционального детерминизма» и максимально приближены к тому, как задача создания будущего объекта формулируется его Заказчиком (потенциальным потребителем) и как оценивается степень соответствия полученного архитектурного решения ожидаемому результату. Такого рода функционально-конструктивный детерминизм был теоретически осмыслен и практически представлен в работах русских конструктивистов 1920-х—1930-х годов: братьев Весниных. М. Гинзбурга, М. Барща, А. Бурова и др. «Вещи, создаваемые современным художником, должны быть чистыми конструкциями без балласта изобразительности, построенными по принципу прямой и геометрической кривой и по принципу’ экономии средств при максимуме их действия», — определял главные принципы конструктивизма А. Веснин.

Детерминизм может быть и «морфологическим», и тогда пространственные свойства объекта могут «превысить» требования к решению исходной задачи, предоставив более широкие возможности (избыточный ресурс пространственных возможностей) для неизбежно меняющейся во времени функциональной активности.

Архитектура представляется как многоуровневая система, включающая в себя множество взаимосвязанных и взаимообусловленных элементов, и ряд подсистем, образующих иерархию в рамках целого и включающих в свой состав элементы определенного вида. Преимущественное внимание в данном случае уделяется не столько субстанции архитектурных элементов, сколько их реляционным характеристикам, которые они приобретают, функционируя в структуре архитектуры как члены отношений и зависимостей. Таким образом, архитектура сводится в большей или меньшей степени к структуре, т.е. сети отношений между ее элементами. Согласно высказанной гипотезе, объявляется зависимость каждого архитектурного элемента от системы в целом, от его места ио отношению к другим элементам и архитектурному целому.

Структурное описание пространственной организации архитектурных объектов предполагает такой их анализ, который позволяет выделить обобщенные инвариантные единицы — своеобразные пространственно-планировочные монады, и соотнести их с конкретными пространственными ситуациями на основе строгих правил их пространственной реализации. Примером такого анализа можно считать работу Роба Крие «Architectural composition» (1988), в которой делается подробный разбор строения архитектурных объектов в исторической ретроспективе с позиций их личной творческой оценки. Р. Крие разбирает обусловленности архитектурной формы с четырех позиций: во-первых, соотношение формы с функцией и конструкцией; во-вторых, рассматривается форма как архитектоническая система организованных элементов; в-третьих, сами архитектурные элементы, определяющие в своей совокупности форму; и, в-четвертых, архитектурная форма как результат эстегического манипулирования пропорционированием.

Сама по себе подобная концепция заслуживает внимания, поскольку демонстрирует образец добротно выполненной метафизической классификации. охватывающей основные описательные характеристики архитектурной формы одновременно как художественно-выразительные и естественно-физические субстанции.

При разборе взаимосвязей формы с функцией и конструкцией автор устанавливает логические следствия происхождения разновидностей архитектурных форм сооружений в целом и отдельных их деталей как результата проявления работы конструктивных каркасов, узлов передачи нагрузок, потребностей выхода на необходимые высоты и обеспечения церемониальных «рисунков» пространственной циркуляции.

Вторая позиция описания — архитектоника формы — определяет описание системных свойств, выявляемых в строении архитектурных объектов и описываемых сложными матрицами, построенными по разным основаниям: точка — линия — плоскость — объем — внутреннее пространство — наружное пространство; графика — пластика — архитектура — урбанизм; регулярная геометрическая форма — нерегулярная хаотическая форма — копирование и дополнение — гетерогенные формы. Подобные матрицы позволили Р. Крие описать с единых позиций все изобразительное «поле» художественного творчества художника, которым может быть и скульптор, и дизайнер, и фотограф, и график, и архитектор. Все они в своем творчестве занимаются поиском выразительности формы, ее тектоникой, мотивацией для которой может стать любое из заданных им оснований. Для более глубокого описания строения архитектурных объектов Р. Крие