Архитектура барокко в Испании и Португалии

1

Историческая ситуация

На Иберийском полуострове, как и повсюду, эпоха барокко пришлась на XVII — первую половину XVIII столетия. В то же время здесь трудно провести четкое различие между барокко, предшествующими периодами Ренессанса и маньеризма, и последующим веком Просвещения. Это связано с распространявшимся повсюду влиянием таких мощных факторов, как правление и художественные заказы Габсбургской династии или, позднее, деятельностью академий, препятствовавших проникновению новых веяний в искусство. Поскольку культурная ситуация в эпоху Возрождения и затем в эпоху Просвещения не была отмечена специфически испанскими или португальскими чертами, мы рассмотрим более пристально исторические факторы, которые привели к господству барокко на Иберийском полуострове.

Завоеванием Гранады в 1492 году завершилась Реконкиста. На всем Иберийском полуострове произошло возвращение к христианскому вероисповеданию. В том же году Колумб открыл Америку, присоединив ее к владениям испанской короны. Задолго до этого португальцы колонизировали берега Африки и в поисках морского пути в Индию уже высадились в тех землях, которые сейчас принадлежат Бразилии. По Тордесильясскому договору 1494 года были раз и навсегда определены сферы испанского и португальского влияния в Новом Свете. Хватило одного росчерка пера, чтобы два государства Иберийского полуострова стали хозяевами территорий, о существовании которых до этого момента они, без преувеличения, не имели ни малейшего представления.

В XVI столетии из этой ситуации был извлечен значительный идеологический и материальный капитал. Католическая , от имени которой испанская корона действовала как внутри страны, так и в колониях, обеспечивала последней покровительство и оказывала практическую помощь, поддерживая ее притязания на власть. Представители различных религиозных орденов — францисканцы, доминиканцы и особенно иезуиты донесли католическую веру, отлитую в испанско-габсбургскую форму, до самых отдаленных уголков мира. В 1563-1584 годах Филипп II выстроил монастырь и дворец Эскориал как символ и олицетворение этой священной империи.

В 1561 году он сделал Мадрид, никому не знакомое до сих пор место в самом сердце полуострова, своей новой резиденцией и будущей столицей. С 1560 по 1640 год после аннексии Португалии Испания безраздельно владела всем Иберийским полуостровом, всеми открытыми к тому времени областями Южной Америки и некоторыми территориями в Азии и Африке. Однако метрополия столкнулась с почти непреодолимыми организационными и идеологическими трудностями в установлении действенной системы управления, использовании открытых в колониях полезных ископаемых, отправке миссионеров к "язычникам" и, в немалой степени, в международных отношениях. Внутриполитические конфликты происходили очень часто и имели результатом превращение "Золотого века" в эпоху бесконечных противоречий.

Наследники Филиппа II Филипп III и особенно Филипп IV покровительствовали искусствам. Они приглашали ко двору таких мастеров, как Веласкес и Рубенс, строили дворцы и в целом способствовали развитию изящных искусств и науки. Время их правления, однако, было отмечено сильной экономической и социальной нестабильностью. Несмотря на хлынувшие в страну из колоний громадные богатства, оказывалось невозможным использовать их для пользы государства. Деньги в огромных количествах тратились на войны: против Франции на Пиренеях, против Нидерландов в Бразилии, на подавление восстаний в Португалии и Каталонии. Управление этой мировой империей было безнадежно неэффективным, экономика находилась в состоянии застоя: в XVII столетии государство объявлялось банкротом четыре раза; численность населения уменьшалась. Инквизиция, борясь за чистоту веры, и аристократия, борясь за чистоту рода, обеспечивали такой порядок вещей, при котором сама страна в большом масштабе избавлялась от своих ресурсов производства. Изгнание морисков и ставший его результатом упадок всех видов квалифицированного труда — только один из примеров такого самобичевания.

Только в XVIII веке с установлением мира на Пиренеях и восшествием на испанский трон Филиппа V Бурбона ситуация в Испании стабилизировалась. Аристократия и духовенство утратили влияние, а с ростом среднего класса наметился подъем ремесла и торговли. Усовершенствование инфраструктуры и использование природных богатств означали создание новых очагов развития экономики и первых центров промышленного производства. Одновременно возникли культурные центры с резко выраженными национальными чертами. Двор ориентировался на Францию. В том что касается искусства, кардинальные сдвиги произошли около 1760 года. Они были связаны с основанием Академии и зарождением неоклассического стиля. Конец эпохи барокко неотвратимо приближался.

испанского барокко глазами критиков Конец XVI и XVII столетия называют Золотым веком Испании. Живопись Веласкеса и Сурбарана, пьесы Лопе де Вега и Кальдерона признаны высочайшими достижениями эпохи барокко. Зодчество этого времени отмечено, тем не менее, влиянием стандартных элементов, почерпнутых из широко распространившихся сборников архитектурных фантазий. Даже при обращении к достаточно серьезным изданиям создается впечатление, будто между постройкой дворца и монастыря в Эскориале и появлением архитектурного гения Антонио Гауди на рубеже последнего столетия в Испании и еще более в Португалии существовал вакуум: собственной высококачественной архитектуры не создавалось.

Иберийская барочная архитектура оказалось очень влиятельной и многократно воспроизводилась: она была перенята в иберийской Америке и наиболее удаленных районах Африки и Азии, где процветала как легко приспосабливаемое и чрезвычайно живое направление в строительстве. Эта архитектура оказала большее воздейст

вие на латиноамериканскую культуру, чем любой другой предмет заимствования, не считая языка. Как носительница особой идеологии — социальной и политической, если речь шла об общественных и административных зданиях, или религиозной в случае миссионерских сооружений, монастырей и церквей — она играла важную посредническую роль между метрополией и колониями. Перенос архитектурных форм, декоративных деталей и стилистических элементов был порой настолько точным, что постройки в разных уголках земного шара могли по случайному совпадению иметь гораздо больше общих черт, чем здания, расположенные в соседних районах Испании и Португалии. Тем не менее архитектуре барокко обеих этих стран часто даются определения, выраженные в категориях "местных особенностей" или "народного искусства", или ее рассматривают как сомнительную интерпретацию иностранных образцов. Архитектура испанского барокко в последующие годы подвергалась резкой критике. В 1829 году художественный критик Эухенио Лагуна и Амирола сравнил ее с измятым листком бумаги. Он имел в виду такие памятники, как Сантьяго да Компостела или Эскориал в Толедо, оцениваемые сегодня очень высоко. Эта метафора была столь же красноречивой, сколь и неодобрительной: у бумаги нет конструкции, хрустящая масса не обладает художественной формой. Таким образом, два элемента архитектуры, со времен Витрувия считавшиеся важнейшими, были без долгих рассуждений отброшены. Критика была направлена на чрезмерно пышную и атектоническую декорацию. Помимо поименованных выше построек объектами критики стали произведения семейства Чурригера, Педро де Риберы и Франсиско Уртадо Изквиердо. Такая точка зрения, прочно базирующаяся на классической системе эстетических ценностей, все еще продолжает существовать.

Существование подобных предубеждений может объяснить то обстоятельство, что в архитектуре Иберийского полуострова и колоний как будто не придавалось значения привычным стилистическим категориям раннего и позднего барокко и рококо. Эта особенность проявилась уже в искусстве XV — начала XVI столетий, для описания которого применяются такие создающие терминологическую путаницу понятия, как "позднеготический", "стиль Изабеллы" и "стиль платереск". Термины "ренессансный", "маньеристический", "стиль Эрреры" и "стиль дезорнаментадо" часто используются в связи с архитектурой Карла V и Филиппа П. В XVII веке мы говорим о "наследии Эрреры", "раннем барокко" и "филенчатом стиле"; в XVIII — о "чурригереске", "испанском рококо" и, наконец, применительно к дворцовой архитектуре, о "стиле Бурбонов". Каждый из этих терминов в какой-то мере является описанием, передающим определенный аспект стиля: главное свойство, политико-экономические или эстетические критерии оценки эпохи.