АНСАМБЛЬ МНОГОУГОЛЬНОЙ ПЛОЩАДИ

Один из самых активных столичных архитекторов начала XX в. В. В. Шауб особенно много строил на Петербургской стороне. Ему выпала возможность создать целый ансамбль на многоугольной площади при пересечении Каменноостровского проспекта и Большой Ружейной улицы (ныне ул. Мира). Это редкий для раннего модерна пример формирования важного градостроительного узла по проектам одного автора. Сама площадь была намечена вместе с прямой трассой проспекта еще генеральным планом 1831 г., конфигурация ее откорректирована планом урегулирования 1880 г. Крупные доходные дома выросли здесь только в самом начале XX в. В 1992 г., по конъюнктурным соображениям, площадь была названа Австрийской. Наверное, было бы справедливее именовать ее площадью Шауба.

С трех сторон пространство обступают массивы многоэтажных домов, увенчанных мансардами с художественными ателье, фигурными щипцами и башнями, куполами и шпилями. Динамичная асимметрия масс, пластическая экспрессия изломанных в плане фасадов и аффектированный силуэт придают ансамблю необычный для Петербурга колорит. Площадь воспринимается как эффектное живописное зрелище. Беспокойный синкопированный ритм, живое разнообразие форм раскрываются в движении, в постоянной смене картин. Несмотря на максимальную высоту, каменные громады не подавляют зрителя. Площадь пространственно замкнута, но ее «простреливают» перспективы пересекающихся улиц. Башни со шпилями, отчетливо рисующиеся на фоне неба, рассчитаны на восприятие с больших расстояний. По композиционно-стилевым особенностям ансамбль резко отличен от петербургской регулярно-классицистической традиции и родствен германской архитектуре той поры. Эта близость проявляется в активной силуэтности объемов и в совмещении приемов югендстиля со стилизованными мотивами барокко. Неслучайно выдающийся градостроитель Л. А. Ильин расценивал площадь Шауба как «пересаженную целиком из современного немецкого города».

Первым на площади был сооружен по проекту А. И. Ковшарова угловой дом ремесленника Г. Ф. Лепенберга (Каменноостровский пр., 18/11, 1900-1901) 37 — заурядная позднеэклектическая постройка. Создание шаубовского ансамбля началось с возведения пятиэтажного дома купца М. М. Горбова в северо-западном секторе площади38 (современный адрес — ул. Мира, 10; по Каменноостровскому пр.— без номера). Проект его был утвержден в июне 1901 г., а измененный вариант —в апреле 1902 г. Два корпуса, поставленные вдоль улиц, соединены по диагонали третьим, самым представительным, где находились лучшие квартиры. Архитектор заглубил всю среднюю часть главного фасада, избежав того излома, который остался с юго-западной стороны площади. Угловые выступы он уподобил башням, причем правая, видимая в дальней перспективе проспекта, сделана более высокой. Черты собственно модерна лишь едва сквозят в облике здания. Завершения башен и фронтоны, портал и наличники стилизованы в характере барокко. Декоративные формы исторического стиля убедительно согласованы с крупными членениями и массами. Структурная разбивка фасадов подчеркнута чередованиями зернистой и гладкой штукатурки.

Дом Горбова был удостоен почетного диплома на городском конкурсе фасадов 1907 г. Необарочные мотивы, своими текучими кривыми линиями конгениальные декоративным устремлениям модерна, оставались стойким пристрастием Шауба. Попытки симбиоза этих мотивов с еще скованной трактовкой югендстиля прослеживаются на фасадах бокового корпуса дома И. Е. Ритинга (1899, пр. Добролюбова, 1), хромолитографической фабрики «Веферс и К0» (1901-1902, ул. Яблочкова, 8) и здания при словолитне Г. Бертгольда (1900-1901, Гражданская ул., 13), осуществленного Шаубом на основе эскизного проекта берлинского архитектора М. Мейдингера39. Одновременно

с домом Горбова он завершил сооружение доходного дома статского советника А. М. Васильева на Гатчинской улице, 11 40, в котором грациозные формы барокко органично сплавлены с приемами югендстиля.

В том же стилистическом ключе выдержан доходный дом художника Э. К. фон Липгарта, возведенный Шаубом в 1905-1906 гг. на юго-западном углу площади (Каменноостровский пр., 16)41. Его необарочный характер был отчасти обусловлен взаимосвязью с домом Горбова, также стоящим на левой стороне проспекта. Но здесь барочные мотивы звучат более отчетливо, трактовка их ближе петербургским образцам XVIII в. Главный, щедро декорированный фасад, увенчанный тремя фронтонами усложненного абриса, обращен на проспект (поскольку половину фронта застройки со стороны площади занял дом Лепенберга). Композиция его почти симметрична, но разная высота боковых эркеров намечает движение к угловой части. Шауб, однако, на этот раз не акцентировал угол здания. Высокая округлая башня немного отодвинута внутрь площади. Двухъярусное завершение ее выделяется беспокойной затейливостью силуэта. К нему пристроен совершенно не согласованный по масштабу прямоугольный объем мастерской, прорезанный огромным окном. На участке Липгарта еще в 1898-1899 гг. Э. Ф. Виррих выстроил дом-ателье из полых бетонитовых камней — шлакобетонных блоков, изготовленных на заводе В. В. Гюртлера42. Это был первый опыт использования новой строительной технологии в Петербурге (сохранился служебный флигель в глубине двора).

При сооружении в 1902-1903 гг. дома почетного гражданина К. X. Кельдаля (Каменноостровский пр., 13/2), расположенного по диагонали от дома Горбова, Шауб повторил прием заглубления основного фасада. В отличие от двух других звеньев ансамбля, облик здания трактован в острых, экспрессивных формах югендстиля, но и он не лишен исторических реминисценций, связанных с традиционной архитектурой Германии. Основные акценты композиции — башня и граненый эркер — смещены к углу улицы Мира. Разнообразные эркеры и балконы, переменная ритмика членений, свободная группировка и всевозможные формы окон, усложненность контура — все это сообщает зданию динамическую напряженность и насыщенность зрительного образа. К сожалению, потеря трех шатровых завершений сильно обеднила силуэт.

Декоративная выразительность фасадов достигнута контрастами ровного поля стен и зернистой штукатурки, введением рельефных орнаментов и зеленых майоликовых вставок. Живописно-декоративное начало вообще выступает здесь формообразующим. Сложная цветофактурная и рельефная разработка стен не вытекает из конструктивной логики, но, напротив, зрительно преобразует и даже деформирует реальную архитектонику. Вместе с тем зрительная неустойчивость композиции, варьирование масштаба, акцентирование углов отвеча- дом ют многоракурсному восприятию здания, выходящего на площадь, к х- проспект и на улицы (Дивенская ул., 2; ул. Мира, 13). Издали ясно читаются его выразительные объемы и силуэт. А при рассматривании вблизи раскрывается изобретательное разнообразие деталей, в ассортимент которых входят стилизованные маски, картуши и крупные цветы, врисованные в прямоугольные и дугообразные формы.

Шаубовский ансамбль должен был завершить аналогичный по стилю дом Е. Э. Исаковой43 на северо-западной стороне площади, однако этот проект (1903) остался нереализованным. Группа домов на многоугольной площади с ее свободным ритмом, сильной пластикой и перекличкой вертикалей во многом предопределила пространственную организацию Каменноостровского проспекта и его второго градообразующего узла — площади Льва Толстого.

В 1902 г., когда этот ансамбль начинал формироваться, архитектор В. С. Карпович писал: «На Петербургской стороне царствует строительная фирма архитектора Шауба и насаждается немецкая культура». Возводя здания «в берлинском вкусе», Шауб, кажется, «для детальной разработки проектов <…> пригласил даже немецких архитекторов»44. Дом Горбова, выдержанный «в модернизированном немецком стиле с большим количеством барочных форм», привлекал критика простотой художественных средств, показавших вновь «истинное назначение штукатурки для отделки фасадов»45. Специфические возможности этого материала были еще ярче продемонстрированы в доме Кельдаля.

Петербургский немец Шауб выступал основным проводником югендстиля в российской столице. Шаубовскому варианту раннего модерна, пропитанному изящной стилизацией в духе барокко и рококо, особенно близки дом В. Г. Чуба- кова (ул. Куйбышева, 23)46 и собственный доходный дом еще одного архитектора немецкого происхождения Г. Г. фон Голи (Кронверкский пр., 61/28)47, возведенные в 1901-1903 гг. в том же районе горо- дом да. Штукатурную отделку фасадов для фон Голи исполнил мастер г г А. И. Иванов, работавший также с Шаубом и Лидвалем.